Франция и Европа [при Наполеоне]

9 апреля 1796 года Бонапарт двинул свои войска через Альпы. Военные историки считают первые битвы Бонапарта - «шесть побед в шесть дней» - одним сплошным большим сражением. Основной принцип Наполеона выявился вполне в эти дни: быстро собирать в один кулак большие силы, переходить от одной стратегической задачи к другой, не затевая слишком сложных манёвров, разбивая силы противника по частям.

В августе 1797 года Бонапарт писал из своего лагеря во французскую столицу: «Недалеко уже то время, когда мы почувствуем, что для того, чтобы в самом деле разгромить Англию, нам нужно овладеть Египтом». Захватив Ионические острова, он так ими дорожил, что, как он писал Директории, скорее был готов пожертвовать завоёванной Италией, нежели отказаться от этого архипелага. Ещё не заключив окончательного мирного договора с австрийцами, он настойчиво советовал овладеть островом Мальта, находившимся под покровительством главы Российской Империи.

Едва вернувшись в Париж, Бонапарт принялся проводить через Директорию проект новой большой войны. В качестве генерала, назначенного действовать против Англии, он решил, что есть место, откуда можно грозить англичанам более успешно, чем на Ла-Манше, где их флот сильнее французского. Он предложил завоевать Египет и создать на Востоке подступы и плацдармы для дальнейшей угрозы английскому владычеству в Индии. Решение о сближении с Россией забрезжило в стадии предтечи. 11очему-то он тяготел к этой неведомой стране. Энергетика пространства России всегда влекла интеллектуалов и деятельных людей...

Строжайшая тайна окружала до той поры новый план Бонапарта и обсуждение этого плана весной 1798 года в заседаниях Директории. Народ в большинстве своём пребывал в неведении. Пока не было оглашена краткосрочная цель, если говорить языком современного стратегического планирования, - завоевание Египта и поход в Сирию 1798 - 1799 годов.

С давних пор также французские правящие сферы смотрели на Египет, омываемый двумя морями - Средиземным и Красным, как на геополитический плацдарм, откуда можно угрожать торговым и политическим конкурентам - Англии в Индии и Индонезии. Ещё знаменитый философ Лейбниц подавал в своё время Людовику XIV доклад, в котором советовал французскому королю завоевать Египет, чтобы этим подорвать положение голландцев на всём Востоке.

19 мая 1798 года флот Бонапарта отбыл из Тулона. Около 350 больших и малых судов и барок, на которых разместилась армия в 30 тысяч человек с артиллерией, должны были пройти вдоль почти всё Средиземное море и избежать встречи с грозной эскадрой адмирала Нельсона. Разведка Бонапарта искусно распространяла слух, что он намерен пройти через Гибралтар, обогнуть Испанию и затем попытаться сделать высадку в Ирландии. Нельсон обманулся этой дезинформацией и встал на страже у Гибралтара. Тем временем, французский флот вышел из гавани и пошёл прямо на восток, к Мальте.

Египет числился владением турецкого султана, но фактически в нём господствовала верхушка хорошо вооружённой феодальной конницы - мамелюков, а их начальники, беи-мамелюки, владели лучшими землями в Египте, выплачивая дань константинопольскому султану, признавала его верховенство, но фактически крайне мало от него зависела.

После многочасовой перестрелки Наполеон взял Александрию и вошёл в этот громадный, по меркам того времени, и богатый город, и, пропагандируя «идеи» относительно освобождения арабского населения от мамелюков, он незамедлительно принялся надолго устраивать французское владычество. Он всячески уверял арабов в своём уважении к Корану и к магометанской религии, но рекомендовал полную покорность, грозя в противном случае жёсткими мерами. Словом, он понимал, что оккупация не означает безвластия, и стремился к установлению такого порядка, при котором Египет оставался бы полным вассалом Франции. Это понимание у будущего императора присутствовало вполне, что важно иметь в виду, когда мы подойдём к осмыслению его действий в России в войне 1812 года. В военных действиях против России он вряд ли ставил цель покорения, аналогичную целям во время египетского похода. А если и ставил, то ничего не мог предпринять из-за всенародного характера войны против агрессора. Наполеон был умён, он это понимал. Или понял, в конце концов.

Словом, устроившись в Каире, Наполеон приступил к организации управления. Во-первых, власть в каждом городе и населённом пункте должна принадлежать французской администрации. Во- вторых, при этом начальнике должен находиться совещательный «диван» из назначенных им же наиболее именитых и состоятельных местных граждан. В-третьих, магометанская религия должна пользоваться полнейшим уважением, а мечети и духовенство - неприкосновенностью. В-четвёртых, в Каире при самом главнокомандующем должен состоять большой совещательный орган из представителей не только Каира, но и провинций. Сбор податей и налогов должен был быть упорядочен, доставка натурой должна быть так организована, чтобы страна содержала французскую армию за свой счёт. Местные начальники должны были организовать исправный полицейский порядок, охранять торговлю и частную собственность. Все земельные поборы, взимавшиеся беями-мамелюками, отменялись. Имения сопротивляющихся беев, бежавших к югу, отбирались во французскую казну. Насадив новый политический режим в завоёванной стране, Бонапарт стал готовиться к вторжению из Египта в Сирию. Наполеон утверждался в мысли о превосходстве военном, но потом он увидел другое, в России, в 1812 году.

Тем временем, британский адмирал Нельсон нашёл наконец-то французскую эскадру, стоявшую в Абукире, напал на неё и уничтожил полностью. Французский адмирал Бриэй погиб в битве. Таким образом, армия, воевавшая в Египте, оказывалась надолго отрезанной от Франции. Хотя англичане на суше - откровенные слабаки, турецкое правительство решило ни в коем случае не поддерживать распространённый Бонапартом вымысел, будто он вовсе не воюет с Оттоманской Портой, а только наказывает мамелюков за обиды, чинимые французским купцам, и за угнетение арабов. В Сирию была послана турецкая армия.

Перейдя через Суэцкий перешеек, Бонапарт двинулся к Яффе и 4 марта 1799 года осадил её. Он объявил, что если город будет взят приступом, то все жители будут истреблены, в плен никого брать не будут. Яффа не сдалась. 6 марта последовал штурм, и, ворвавшись в город, солдаты принялись убивать буквально всех, кто попадался под руку. Дома и лавки были отданы на разграбление. 14 июня 1799 года армия Бонапарта вернулась в Каир. Но недолго главнокомандующий французской армии оставался в завоёванной им стране. Пришла весть, что близ Абукира, там, где за год до того Нельсон уничтожил французские транспорты, высадилась турецкая армия, присланная освободить Египет от французского нашествия. Он немедленно выступил с войсками из Каира и направился на север к дельте Нила. 25 июля он напал на турецкую армию и разгромил её. Почти все 15 тысяч турок были перебиты на месте. Наполеон приказал в плен не брать. «Эта битва - одна из прекраснейших, какие я только видел: от всей высадившейся неприятельской армии не спасся ни один человек», - торжественно писал Наполеон. Французское завоевание этим казалось вполне обеспеченным на ближайшие годы. Ничтожная часть турок спаслась на английские суда. Хотя море по-прежнему было во власти англичан, но Египет, прочнее, чем когда-либо, был в руках Бонапарта.

Долгие месяцы отрезанный от всякого сообщения с Европой, Бонапарт из случайно попавшей в его руки газеты узнал потрясающие новости. Пока он покорял Египет, Австрия, Англия, Россия и Неаполитанское королевство возобновили войну против Франции, что Суворов появился в Италии, разбил французов, уничтожил Цизальпинскую республику, движется к Альпам, угрожает вторжением во Францию, а в самой Франции - разбои, смуты, полное расстройство, Директория не пользуется, мягко говоря, популярностью, слаба и растерянна. «Негодяи! Италия потеряна! Все плоды моих побед потеряны! Мне нужно ехать!» - Принял немедленное решение Наполеон. Он передал верховное командование армией генералу Жану-Батисту Клеберу, приказал в спешном порядке и в строжайшей тайне снарядить четыре судна, посадил на них около 500 отобранных им людей и 23 августа 1799 года выехал во Францию, оставив Клеберу большую, хорошо снабжённую армию, исправно действующий административный и налоговый аппарат огромной завоёванной страны. О Клебере скажем, что этот французский полководец пал в 1800 году, но не в бою, а от кинжала убийцы-фанатика.

Цитируется из кн.: Прибалтийцы в Отечественной войне 1812 года. ПТ «Тарбеинфо» / Эстонское отделение Союза писателей России. Таллин, 2001. с. 37-43.

Рубрика: