Индия в 50-е годы XIX века

Уничтожив после двух кровопролитных войн государство сикхов в Пенджабе (1849 г.), Англия завершила завоевание Индии. В результате столетнего колониального господства Англия разрушила основы индийской экономики и старинную своеобразную индийскую цивилизацию, не сделав ничего для создания новой. В Индии продолжали по-прежнему сохраняться феодальные отношения. Крестьянство, составлявшее подавляющую массу населения, было лишено всяких прав на землю, которая была экспроприирована или в пользу индийских заминдаров, или в пользу колониальных властей в лице Ост-Индской компании, а сами крестьяне оказались в своем большинстве бесправными арендаторами.

В интересах колонизаторов было разорено ремесло, и Индия превращена в рынок сбыта английских фабричных товаров, поставщика продовольствия и технического сырья, главным образом хлопка, для английской текстильной промышленности.

Катастрофическим последствием английской колониальной экспансии было разрушение ценностей, созданных многовековым трудом индийского народа. Огромные площади издавна освоенных земель снова зарастали сорными травами. Один голодный год следовал за другим; голодом были охвачены целые области; гибли сотни тысяч человеческих жизней. По дорогам Индии бродили в тщетных поисках заработка тысячи ремесленников, потерявших источник существования.

Восстание санталов

К середине XIX в. недовольство колониальным режимом приняло повсеместный характер. В ряде областей вспыхивали восстания против колонизаторов. Разрозненные вспышки возмущения в тех пли иных районах Индии обычно легко подавлялись местными гарнизонами и полицейскими силами. Однако уже восстание санталов в Бенгалии потребовало от англичан значительного напряжения военных сил. Восстание было вызвано тяжелыми налогами, ростом задолженности ростовщикам и захватом земель санталов бенгальскими махаджанами (ростовщиками).

Выступление санталов началось в середине 1855 г. Организаторами этого восстания являлись главы сантальских общин, из которых наиболее активными были братья Сиду и Кану. Прологом к восстанию было собрание 10 тыс. санталов в селе Бхагнадихи 31 июля 1855 г. На этом собрании они решили просить английские власти уменьшить налоги, защитить от лихоимства ростовщиков и разрешить самим санталам собирать причитающийся с них налог. Собравшиеся заявили, что если эта просьба не будет выполнена, то они выгонят со своей территории заминдаров, ростовщиков и вообще всех богатых бенгальцев. Местные власти ответили на это требование полицейскими репрессиями, что и вызвало вооруженное восстание.

В район восстания были направлены войска. Санталы героически сопротивлялись. Особенно ожесточенная борьба шла в Бирбхумском округе, где активно участвовали в боях около 30 тысяч санталов. Уже в начале восстания санталы потеряли своих вождей Кану и Сиду. Английские власти снова и снова бросали в район восстания крупные воинские части. Созданные ими на территории санталов военные трибуналы отдавали в руки палачей всех участников восстания, не щадя никого. Восстание было подавлено только в 1856 г.

Предпосылки восстания в Северо-западных провинциях и в Ауде

Менее чем через год вспыхнуло новое восстание, охватившее большую часть северной Индии. Оно приняло грозный для английских колонизаторов характер, потому что сипайские войска не только объединились с восставшим народом, но и стали главной вооруженной силой народа, поднявшегося на борьбу за независимость родины. Причиной восстания явилось невыносимое положение, в каком оказались трудящиеся массы этой области, попав под власть колониальных захватчиков. Денежный налог был столь велик, что большинство крестьян оказалось не в состоянии выплачивать его. В этих случаях земли недоимщиков продавались с аукциона. Покупали эти земли ростовщики и часть индийских служащих налогового ведомства. Особенно много таких распродаж было после страшного голода 1837—1838 гг. В одном Матхурском округе Северо-Западных провинций распродали за недоимки между 1838 и 1850 гг. до 64,5 тыс. акров пахотной земли.

Наибольшему обезземеливанию подверглась весьма многочисленная в этой части страны раджпутская прослойка общинного крестьянства. Главы раджпутских кланов стали в Северо-Западных провинциях и в Ауде составной частью феодальной знати. При мусульманских императорах некоторые из них в качестве наследственных сборщиков государственного земельного налога стояли во главе податных округов (талука). Они носили наименование талукдаров и получали от императоров титул раджи. Рядовые члены раджпутских кланов, живя своими общинами под властью таких раджпутских вождей, пользовались в прошлом рядом привилегий, выделявших их из среды других земледельческих каст. Раджпут имел свой сир, т. е. участок пахотной земли, который он обрабатывал своим трудом или с помощью наемных работников, а иногда сдавал в аренду. Все не принадлежавшие к раджпутской общине были обязаны платить ей за право пользования пустошами и за землю под своими жилищами, а также за право заниматься в общине ремеслом или торговлей. Англичане уничтожили привилегии, которыми пользовались общинники-раджпуты, и превратили раджпутов, как и всех прочих крестьян, в бессрочных арендаторов земли при условии уплаты земельного налога. В таком же положении оказались общины джатов, и других земледельческих каст. Обремененные непомерно высоким денежным налогом, крестьяне вынуждены были все больше увеличивать посевы таких товарных культур, как сахарный тростник, индиго, опиумный мак, хлопок. Так как это можно было сделать только с помощью кредита или ростовщической контрактации посевов, крестьяне все больше попадали в долговую кабалу и их земли переходили в руки ростовщиков.

Ухудшилось и положение индийских ремесленников. Удобный водный путь по Гангу и Джамне облегчал англичанам доставку промышленных изделий далеко в глубь страны. Пряжа, ткани, кожевенные и другие привозные изделия вытесняли продукты местного ремесла. Ввоз английских фабричных изделий особенно усилился в 40—50-х годах XIX в., составив в среднем 8 млн. ф. ст. в год; в 1854—1859 гг. он достиг 18 млн. ф. ст. в год. Особенно быстро рос ввоз английских хлопчатобумажных товаров. В результате десятки тысяч индийских ремесленников остались без средств к существованию. С другой стороны, ликвидация наемных войск раджей и феодальной знати также лишила городских ремесленников наиболее многочисленных потребителей их товаров.

Сипайская армия — ударная сила народного восстания

Английские колониальные власти были уверены, что крестьянство, распыленное по десяткам тысяч деревень, раздробленное на множество каст, разъединенное в религиозном отношении, неспособно объединиться для общей борьбы с колониальным режимом. Они считали, что наличие большой сипайской армии является достаточной гарантией безопасности колониальных владений Англии. Однако в 1857 году неожиданно для англичан бенгальская сипайская армия превратилась в ударную силу освободительного народного восстания.

Расположенная в северной Индии бенгальская армия имела в своем составе 21,4 тысяч англичан и 137,5 тысяч индийцев (112 тысяч пехоты, 19,3 тысяч кавалерии, 4,7 тысяч артиллерии и 1,5 тысячи саперов и минеров). В отличие от сипаев мадрасской и бомбейской армий, навербованных по преимуществу из представителей низших каст, для которых военная служба у англичан являлась единственным источником существования, бенгальская армия состояла в подавляющем большинстве из представителей привилегированных земледельческих каст (в пехоте раджпуты и брахманы составляли до 80%); в кавалерии особенно много было мусульман из западных районов Северо-Западных провинций.

Формируя бенгальскую армию из индусов и мусульман, английские колонизаторы считали, что это позволит им в случае военного мятежа использовать одну часть сипайского войска против другой. Но они упустили из виду, что служившие в ней сипаи в своей подавляющей части являлись выходцами из общинного крестьянства и из мелких феодальных землевладельцев. Острое недовольство английской властью, охватившее эти прослойки в Северо-Западных провинциях, не могло не отразиться на настроении сипаев. Это недовольство стало явным, когда правительство начало в нарушение условий вербовки лишать сипаев надбавки к жалованью за службу в других областях Индии, за пределами Бенгальской провинции. Отмена этой надбавки, а также попытки послать сипаев бенгальской армии за море вызвали бунты в отдельных сипайских частях. Настроения в армии стали еще более опасными после аннексии англичанами княжества Ауд, где вербовалось около половины сипаев бенгальских полков. Недовольство перерастало в ненависть, по мере того как английские офицеры все с большей бесцеремонностью стали оскорблять человеческое достоинство сипаев, на каждом шагу проявляя презрение к сипаям как представителям побежденного народа.

В сипайских полках бенгальской армии начал зреть заговор против английского господства. Среди сипаев-мусульман появились люди, призывавшие к священной войне с англичанами. Наиболее решительные из сипаев создавали заговорщические группы, которые устанавливали связь с другими полками.

Рост недовольства в сипайской армии, грозившего вылиться в открытое восстание, породил у многих феодалов честолюбивые надежды восстановить свою прежнюю власть. Среди них были: жившая в Дели семья Великого Могола Бахадур-шаха, которого англичане все еще титуловали императором Индии, хотя и лишили всякой власти; приемный сын Баджи Рао, бывшего главы Маратхского государства, Нана Сахиб, обиженный отказом английского правительства признать его законным наследником умершего отца; семья бывшего аудского князя, а также живший в Рохилкханде потомок прежнего князя Хан Бахадур-хан и др.

Начало восстания

Обстановка в Индии стала особенно напряженной в конце 1856 года. Вести о потерях англичан в Крыму нанесли удар их престижу, уже подорванному результатами афганской войны. По городам и селам Индостана ходили проповедники, возвещавшие близкий конец английского господства и призывавшие народ к восстанию.

В начале 1857 года начались бунты в бенгальской армии. Предлогом к ним послужило введение в колониальных войсках ружей с нарезным стволом. Бумажная обертка патрона к этим ружьям, которую надо было, заряжая винтовку, срывать зубами, была смазана коровьим или свиным жиром. Так как по религиозным представлениям всякий индус, прикасающийся к коровьему жиру, или мусульманин, прикасающийся к свиному жиру, оскверняет себя, сипаи стали отказываться от новых патронов.

29 марта 1857 года в Барракпуре, около Калькутты, молодой сипай по имени Мангал Панди сделал попытку поднять восстание местного гарнизона, однако, не поддержанный сипаями, он был схвачен и повешен, а его полк расформирован. В ночь на 11 мая 1857 года в городе Мируте (Миратхе) восстали сразу три сипайских полка. Восставшие и присоединившаяся к ним городская беднота разгромили правительственные учреждения, перебили англичан, находившихся тогда в городе, и двинулись в Дели. Появление утром 11 мая мирутцев под стенами Дели явилось сигналом к восстанию делийского гарнизона, целиком состоявшего из сипайских частей. Так же как и в Мируте, на стороне сипаев выступили горожане. Дели оказался в руках восставших сипаев. Восстание стало быстро распространяться на сипайские гарнизоны других городов Северо-Западных провинций. Только кое-где оказали сопротивление небольшие гарнизоны из английских солдат и сохранивших верность англичанам сипаев.

Угрожающее для английских властей положение создалось в Пенджабе, где в момент восстания находились почти все английские войска. Однако пенджабским властям удалось вовремя разоружить стоявшие здесь сипайские полки бенгальской армии и с большой жестокостью подавить вспышки восстания. Весьма напряженная обстановка сложилась также в Банделкханде и в Раджпутане. Здесь выступили отдельные мелкие феодалы, а после некоторых колебаний и княгиня (рани) Лакшми Бай, провозгласившая независимость своего княжества Джанси. В Бихаре восстал раджпутский феодал Кунвар Сингх. Но крупнейшие феодальные князья сохранили верность англичанам. Князь Гвалиора в первые решающие недели восстания сумел удержать свои войска от выступления против англичан. Такую же изменническую позицию заняли многие маратхские князья и бенгальские заминдары.

Вскоре власть англичан на всем протяжении Джамна-Гангской долины от Дели до Аллахабада была сметена. Английские колонизаторы, преследуемые народным гневом, спасались бегством из охваченных восстанием районов или укрывались в замках феодалов, сохранивших верность колониальной власти.

Сипаи, как и крестьяне-общинники, видели в изгнании англичан единственную возможность избавиться от тяжелых налогов. Сипаи требовали вернуть им утраченные общинные земли и восстановить прежние привилегии, которыми они пользовались под властью своих князей. Однако руководство освободительной борьбой оказалось в руках феодалов, которые были неспособны пожертвовать своими частными интересами во имя общей цели — изгнания англичан из Индии. Каждый из феодальных князей вел борьбу с англичанами, не стремясь объединить свои силы с силами других соседних вождей и подчиниться единому командованию. Территория, охваченная восстанием, с самого начала разбилась на ряд самостоятельных очагов освободительной борьбы. Важнейшими из них стали Дели, Канпур и Лакхнау.

Мирутские и делийские полки, овладев Дели, создали правительство (государственный совет), номинальным главой которого поставили дряхлого Бахадур-шаха. В правительство вошли, кроме придворных феодалов, командиры восставших полков и представители от горожан.

Делийское правительство обратилось к народам Индии с призывом встать на защиту своей религии и независимости. Оно предлагало восставшим сипайским полкам бенгальской армии собраться в Дели под знамя Бахадур-шаха. Одновременно было разослано также обращение ко всем индийским феодалам. К середине июля 1857 г. количество сипаев, собравшихся в Дели, достигло 40 тыс. Делийское правительство, вместо того чтобы использовать эту внушительную военную силу для наступательных действий, обрекло ее на бездействие и держало сипайские полки за стенами крепости.

Восстание в Канпуре и Ауде

Восстание сипайских полков в Канпуре вспыхнуло 4 июня 1857 г. Оно было поддержано, как и в Дели, горожанами. Небольшая группа англичан, (среди них 310 солдат и офицеров), укрылась в находившемся рядом с городом госпитале. Своим вождем сипаи провозгласили жившего поблизости с Канпуром Нана Сахиба. Восставшие захватили казначейство и разгромили правительственные, судебные и налоговые учреждения. В городе были созданы гражданское управление и суд. Новая власть снабжала горожан и сипаев продовольствием, вела борьбу с бандитизмом, пресекала провокационные попытки разжечь вражду между индусами и мусульманами.

В районах бывшего княжества Ауд восстание сипайских частей, поддержанное выступлением крестьян и горожан, началось сразу же после получения известий о событиях в Дели. Английский комиссар Ауда Генри Лоуренс, учитывая опасность положения, попытался успокоить аудских феодалов. Собрав талукдаров и заминдаров, он заверил их в «добрых чувствах» к ним английского правительства и бещал снижение земельного налога; одновременно он пригрозил, что всякое проявление непокорности приведет к тяжелым для них последствиям.

Лоуренсу удалось нейтрализовать подавляющую часть аудских талукдаров, но он не смог успокоить аудскую деревню и удержать от восстания сипайские полки.

Восстание в войсках, расквартированных в Ауде, началось в конце мая 1857 г. В течение нескольких дней вся территория Ауда, за исключением города Лакхнау, была очищена от англичан. Англичане, жившие в городе, а также бежавшие туда из восставших районов, лихорадочно укрепляли английскую резиденцию, находившуюся под городом у реки Гумти, свозя в нее большие запасы продовольствия и боеприпасов.

К концу июня положение англичан в Лакхнау стало критическим. Узнав о скоплении большого количества сипаев в Навабгандже, близ Лакхнау, Лоуренс атаковал их, но сипаи наголову разбили отряд Лоуренса и ворвались в Лакхнау. Англичане засели в резиденции. Аудцы восстановили княжескую власть. На престол был возведен малолетний сын прежнего князя. В регентский совет вошли представители старой знати. По требованию сипаев в совет был введен Ахмед-шах, ставший наиболее видным вождем освободительного восстания в Ауде.

В 1857 г. пожар народного восстания полыхал от Дели до Аллахабада. Крестьяне, обрушили свою ненависть на колониальных чиновников, забирали обратно земли, отнятые за недоимки и проданные с аукциона, расправлялись с ростовщиками и уничтожали свои долговые расписки.

Восстание в Аллахабаде. Бои в Канпуре и Ауде

Восстание застало английские власти в Индии врасплох. Вожди восставших сипаев могли бы развить первоначальный успех энергичным наступлением на районы, находившиеся еще в руках англичан, в частности на Пенджаб, где было сосредоточено свыше 10 тыс. английских войск, в Декан и на Калькутту, центр английского управления Индии. Но вместо этого они оставили сипайские части в отдельных изолированных пунктах. Это позволило англичанам удержаться в Пенджабе, Бенгалии, в части Бихара и во всей южной Индии и выиграть время для организации наступления на охваченный восстанием район.

Генерал-губернатор лорд Каннинг вызвал подкрепление из Мадраса и Бирмы, задержал английские войска, плывшие в Китай. Бомбейская армия, быстро ликвидировав мелкие восстания на территории Декана, начала готовиться к походу на север.

Еще в конце мая 1857 г. прибывший из Мадраса отряд стрелков был двинут вверх по Гангу в Бенарес, а оттуда — на помощь англичанам в Аллахабад, важный стратегический пункт у слияния двух рек. Однако он опоздал: восстание в Аллахабаде вспыхнуло 6 июня и сразу же распространилось на весь район. Восставшие провозгласили правителем района всеми уважаемого школьного учителя Лиаката Али, принадлежавшего к касте ткачей, который был хорошо известен как горячий проповедник священной войны против английского господства.

Англичане заперлись в аллахабадской крепости. Восставшие позволили прибывшему отряду стрелков беспрепятственно соединиться с осажденными. Отряд после этого (12 июня) повел наступление на город и в результате жаркого боя овладел им. Лиакат Али с частью сипаев ушел в Канпур к Нана Сахибу.

Овладев Аллахабадом, генерал Нил расправился с повстанцами с невероятной жестокостью. По словам очевидцев, англичане казнили в Аллахабаде 6 тыс. человек. Карательные отряды превращали деревни в развалины, грабили, истязали и вешали крестьян, не считаясь ни с возрастом, ни с полом. Сменивший Нила генерал Хавелок, которому было поручено идти на помощь осажденному в Канпуре английскому гарнизону, продолжал эту кровавую расправу.

Население, лишенное крова, разбегалось по окрестным селам, разнося вести о кровавых преступлениях английских карателей. Многие сипаи бежали на запад, в Канпур, под защиту Нана Сахиба, который вел осаду крепости, где укрылись англичане. Через три недели, в конце июня, начальник английского отряда генерал Уиллер согласился капитулировать, получив от Нана Сахиба разрешение спуститься на лодках вниз по Джамне в Аллахабад. Однако ненависть повстанцев к жестоким угнетателям Индии прорвалась наружу: индийцы набросились на садившихся в лодки англичан и истребили их, пощадив только женщин и детей, которых вернули в Канпур и взяли под стражу.

Покончив с английским гарнизоном, Нана Сахиб не развивал активных военных действий. Только когда пришла весть о приближении армии Хавелока, он выслал ему на встречу свои войска. Хавелок, имея перевес в артиллерии, одержал победу и подошел к Канпуру. Нана Сахиб не сумел удержать город, в 17 июля англичане заняли его. В течение нескольких дней банды озверевших пьяных солдат грабили и истребляли жителей, не успевших бежать из города. По свидетельству очевидцев, в Канпуре было убито не менее 10 тыс. чел. мирного населения. Военные суды отправляли на виселицы сотни ни в чем неповинных людей.

В Ауде восстание охватило все общинное крестьянство. Крестьяне-раджпуты, вооруженные старинными мечами и пищалями, оказывали активную поддержку сипаям, защищавшим подступы к Лакхнау. Хавелоку, подошедшему выручать осажденных в Лакхнау англичан, удалось пробиться к этому городу, но вывести осажденных англичан он не сумел и был вынужден запереться вместе с ними в резиденции.

Обстановка в Доабе (Джамно-Гангское двуречье), несмотря на взятие Канпура, стала для англичан еще более серьезной. Тантия Топи, талантливый военачальник Нана Сахиба, еще до третьего похода Хавелока в Лакхнау снова захватил Битхур и создал угрозу Канпуру. Хотя Хавелок вернул Битхур, но все же должен был сообщить в Калькутту, что его положение отчаянное.

Поражение сипаев в Дели

8 июня 1857 г. английские войска и отряды гурков, присланные им на помощь непальским князем, подошли к Дели. Попытка англичан с ходу овладеть городом была отбита. Защитники его произвели такие сильные опустошения в рядах англичан, что последние вынуждены были остановиться в ожидании подкреплений. Пассивно-оборонительная тактика, которую проводило делийское правительство, помогла англичанам накапливать силы под Дели и в то же время обрекала на бездействие стекавшиеся туда восставшие полки. Население Доаба, свергнув власть англичан, напрасно ждало конкретных указаний о дальнейших действиях. Каждый освобожденный район был предоставлен самому себе. Вооруженные отряды крестьян, рассеянные по тысячам сел, не имели никакого руководства и ограничивались тем, что оказывали разрозненное сопротивление английским карательным войскам.

Делийское правительство не сумело обеспечить должное руководство даже войсками, находившимися в самом Дели. Назначенный правительством военачальник не пользовался доверием сипаев. Полки восставших сипаев Рохилкханда, пришедшие на помощь делийцам, признали своим единственным начальником бывшего офицера артиллерийской бригады Бахт-хана. Оба военачальника, ненавидя друг друга, действовали самостоятельно. Эта личная вражда не раз приводила к провалу военных операций, к бесцельной гибели сотен сипаев.

Английские шпионы свободно проникали в Дели, устанавливали связи с тайными сторонниками англичан среди феодальных элементов, находившихся в правительственных органах, и через них узнавали о всех решениях правительства. Тайные английские агенты ослабляли силы повстанцев, разжигая рознь между индусами и мусульманами. Пользуясь нехваткой продуктов, торговцы поднимали цены на продовольствие. Среди беднейших слоев горожан начался голод. Жалованья, которое получали сипаи, перестало хватать на покупку самых необходимых продуктов питания. Скоро стал ощущаться недостаток в деньгах; происходили задержки выплаты жалованья сипаям. Попытка пополнить казну путем займов у банкиров-ростовщиков и крупных торговцев потерпела неудачу. Не веря в прочность делийского правительства и втайне желая восстановления английской власти, они отказывались давать деньги, а когда правительство прибегло к принудительным займам, стали скрывать свое имущество.

К концу августа 1857 г. в распоряжении командующего британскими войсками под Дели уже имелось свыше 11 тыс. человек (из них 3500 человек составляли англичане). К Дели были доставлены английские тяжелые осадные орудия.

В то же время разложение в рядах делийской армии катастрофически прогрессировало. Сипаи теряли веру в умение своего руководства обеспечить победу над англичанами. Повстанцы начали понимать, что феодалы, которым они вручили судьбу восстания, не думают об удовлетворении крестьянских чаяний. В прокламации, содержавшей разные обещания феодалам, ни слова не было сказано об обеспечении прав крестьянской собственности даже за теми высшими прослойками, к которым принадлежала подавляющая масса восставших сипаев. Больше того, в этом документе прямо заявлялось, что вся земля будет отдана в полную собственность феодалам. Отдельные отряды сипаев стали уходить из Дели, и к началу штурма города в нем оставалось не более 20 тыс. сипаев.

14 сентября 1857 г. англичане приступили к штурму Дели и 19 сентября после тяжелых уличных боев овладели городом. За этим последовала дикая расправа над оставшимися в городе безоружными жителями. Лорд Эльфинстон, губернатор Бомбейской провинции, писал в частном письме: «Преступления, совершенные нашей армией после взятия Дели, неописуемы. Мы обрушили месть поголовно на всех — и на друзей и на врагов. По размеру грабежа мы превзошли Надир-шаха». Сдавшийся англичанам Бахадур-шах был отдан под суд, сослан в Рангун (Бирма), где вскоре умер. Могольские принцы были убиты еще при сдаче Бахадур-шаха.

Падение Дели явилось тяжелым ударом для восстания в Индии. Сикхи в Пенджабе окончательно перешли на сторону англичан. Потеря Дели укрепила позиции князей, выступавших вместе с англичанами. Освободившиеся после взятия Дели войска были использованы для борьбы в Ауде — последнем крупном очаге восстания, где операциями руководил присланный из Англии генерал Коллин Кэмпбелл.

Конец восстания в Ауде

После взятия англичанами Дели сипайские части были вытеснены из Доаба, Раджпутаны, Банделкханда и Западного Бихара. Перед генеральным наступлением на Ауд Кэмпбелл предпринял поход на Лакхнау. К началу похода Кэмпбелла на Лакхнау там насчитывалось свыше 30 тыс. сипаев и в два раза больше добровольцев из лакхнауских горожан и аудских крестьян. Однако сипайские войска были деморализованы, а добровольцы плохо вооружены и совершенно необучены. Аудские власти оказались столь же мало способными к решительной борьбе, как и делийские. В аудском совете было немало вельмож, которые после падения Дели считали дело проигранным и стремились договориться с англичанами.

Кэмпбелл выступил из Канпура на Лакхнау 23 февраля 1858 г. во главе 40-тысячной армии. Две трети его войск состояли из англичан и остальная часть — из сикхов, гурков и мадрасских сипаев. Бой за Лакхнау продолжался почти 20 дней. Его обороной руководил Ахмедшах. 21 марта Ахмед-шах с оставшимися в живых защитниками Лакхнау был вынужден покинуть дымящиеся руины города и ушел в Рохилкханд, еще находившийся в руках Бахадурхана. Преследовать Ахмед-шаха Кэмпбелл не смог. Английское войско превратилось в банду грабителей и убийц. Офицеры скупали за бесценок драгоценности, награбленные солдатами.

Вскоре военная обстановка в Ауде неожиданно изменилась в пользу восставших. Причиной этому была прокламация генерал-губернатора Индии лорда Каннинга, в которой объявлялось, что земли всех талукдаров (за исключением шести из них, доказавших абсолютную верность англичанам) конфискуются английским правительством. Для талукдаров это было большим ударом. За свой нейтралитет в народном восстании они ожидали иной награды. Теперь они поднялись на защиту своей собственности. И хотя каждый талукдар действовал на свой риск и страх, а большая часть их ограничивалась тем, что укрепляла свои замки в ожидании появления англичан, это все же затрудняло операции английских войск в Рохилкханде.

В мае 1858 г. Коллин Кэмпбелл все же взял столицу Рохилкханда — город Барейли. После падения Барейли Бахадур-хан и Нана Сахиб отказались от борьбы. Последний отступил к границе Непала. Только Ахмед-шах не складывал оружия и продолжал вести маневренную войну. Для этого ему пришлось оставить Рохилкханд и уйти в Ауд, где вскоре он был предательски убит местным феодалом. Восставший народ потерял лучшего военачальника. Но независимо от этого судьба восстания была решена. Силы были слишком неравны. К тому же постановление английского правительства от 2 августа 1858 г. о ликвидации Ост-Индской компании и о передаче управления Индией непосредственно государству и ноябрьский манифест, в котором королева Виктория заверила, что английское правительство будет уважать собственность индийских феодалов и все их права и привилегии, окончательно помирили индийских феодалов, в том числе аудских талукдаров, с колониальными властями.

Рассеянные по Ауду остатки сипайских полков уже не представляли серьезной опасности. Действия английских властей в последние месяцы 1858 г. свелись к карательным экспедициям. Военно-полевые суды не знали пощады. В начале 1859 г. английские колонизаторы путем беспощадного террора восстановили свое господство в Ауде.

Борьба отряда Тантия Топи. Конец восстания 1857—1859 годов

Одновременно с операциями в Рохилкханде и в Ауде англичане вели наступление против талантливого военачальника Тантия Топи, действовавшего со своим отрядом между Канпуром и Джанси.

Положение его стало угрожающим в связи с наступлением с юга бомбейских войск, которые в марте 1858 г. подошли к Джанси. Джансийцы, руководимые мужественной княгиней Лакшми Бай, отбивали один штурм за другим. Английский историк сипайского восстания пишет: «Пушки джансийцев замолкали только ночью. У батарей можно было видеть даже женщин. Они помогали бойцам и разносили боеприпасы». Тантия Топи, узнав о тяжелом положении Джанси, бросился на помощь его защитникам. Английское командование повернуло свои войска против Тантия Топи. Бой продолжался целый день. Тантия Топи потерпел поражение. Чтобы спасти свой отряд от окончательного разгрома, Тантия Топи зажег джунгли и под прикрытием огневого заслона повел сипаев обратно в Калпи.

3 апреля 1858 г. карательные войска англичан ворвались в Джанси. Лакшми Бай по настоянию защитников Джанси с небольшой охраной ушла к Тантия Топи. Вскоре Тантия Топи и Лакшми Бай овладели Гвалиором. Здесь княгиня Лакшми Бай, командовавшая кавалерийским отрядом, пала смертью героя. После упорного боя англичане взяли Гвалиор, но не сумели схватить Тантия Топи. С остатками своего войска он вышел из окружения. После нескольких месяцев маневренной войны Тантия Топи, обманув преследовавших его англичан, прорвался в Декан за реку Нарбаду и пытался поднять на борьбу маратхов, но, не встретив поддержки, вынужден был вернуться на север.

В апреле 1859 г. Тантия Топи, преданный одним гвалиорским феодалом, был повешен. С его смертью погиб последний из военных вождей сипайского восстания. Вместе с Ахмедшахом, Лакшми Бай и другими героями народного восстания Тантия Топи до конца оставался верен своему народу.

Причины поражения восстания и его последствия

Основная причина поражения восстания 1857—1859 гг. заключалась в том, что разобщенное феодально-зависимое крестьянство не сумело противостоять военной мощи англичан. Неблагоприятным для хода восстания было и то, что оно не вышло за пределы Северо-Западных провинций, части Бихара и незначительных территорий в Раджпутане, в Центральной Индии и на юге Бомбейской провинции. Декан, Пенджаб и Бенгалия послужили для англичан удобным плацдармом, откуда они повели наступление на основные районы восстания. Используя материальные ресурсы этих областей, английские власти формировали здесь новые сипайские части, а в местных портах войска, прибывавшие из Англии для расправы с восстанием.

Поражению восстания способствовало то, что, добиваясь изгнания англичан, феодалы и крестьяне преследовали различные цели. Феодалы, захватившие руководство восстанием, игнорировали главные требования крестьян: в то время как крестьяне добивались утверждения своей собственности на обрабатываемую землю, феодалы стремились лишь к тому, чтобы восстановить свою монополию на эксплуатацию крестьянства.

Это коренное противоречие среди его участников в вопросе о целях и задачах восстания привело к разрыву между сипайской армией — ударной силой восставшего крестьянства — и ее феодальным руководством. Примкнувшие к восстанию феодалы изменили ему и перешли на сторону англичан, после того как последние дали обещание сохранить помещичьи права на землю и феодальные привилегии.

В народной войне 1857—1859 гг. погибли десятки тысяч сипаев и крестьян. Многие села и города Индии были обращены в руины; множество людей лишилось крова и имущества. Следствием был страшный голод, охвативший северо-западную часть Индии.

Расправившись с восставшим народом, правительство Англии ликвидировало Ост-Индскую компанию и сделало ряд уступок местным феодалам, а на индийский народ было возложено бремя нового государственного долга в размере 70 млн. ф. ст.

Сипайские войска были реорганизованы. Отношение английских войск к туземным было увеличено до 1:2 в бенгальской и до 1:3 в остальных армиях. Сипаи не допускались больше в артиллерию и в технические части.

Тем не менее англичанам пришлось сделать частичную уступку индийскому крестьянству.

В 1859 г. в Бенгалии был издан закон об аренде, согласно которому арендатор, непрерывно в течение 12 лет арендовавший один и тот же участок земли, приобретал право «постоянной аренды». Такого рода арендатор не мог быть согнан помещиком, пока он платил причитающуюся с него ренту. Тот же закон ограничивал право произвольного повышения ренты с «постоянных арендаторов». Чтобы увеличить ренту, помещик должен был доказать на суде, что благодаря его непосредственным заботам произошел рост продуктивности земли. Закон усиливал таким образом зависимость заминдаров от колониальных властей, поскольку от последних зависело согласие на лишение арендатора земли и увеличение ренты. Фактически этот закон не спасал арендаторов от помещичьего произвола, так как правительство неизменно становилось на сторону помещика.

После подавления восстания 1857—1859 гг. Индия была превращена в английскую колонию, непосредственно подчиненную королю и его правительству. Индией стал управлять генерал-губернатор, называвшийся также вице-королем Индии.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том VI. М., 1959, с. 404-418.

Рубрика: