Бельгия и Нидерланды в начале XX века

Особенности бельгийского и голландского империализма. Значительно интенсивнее развивался империализм в Бельгии и Нидерландах — государствах, небольших по территории и количеству населения, но владевших большими колониями. В Бельгии, высоко индустриальной стране, экспортировавшей подавляющую часть своей промышленной продукции, уже к началу XX века сложились относительно мощные концерны в машиностроении, химической, стекольной промышленности и т. д., видную роль стали играть крупные банки, особенно «Генеральное общество» и «Брюссельский банк». Общая сумма экспортированного бельгийского капитала в это время превышала 3 млрд. фр. (четвертая часть его была размещена в России). Банковский капитал Бельгии был тесно связан с финансовым капиталом крупнейших европейских держав, больше всего с французским.

До 80-х годов XIX в. в Бельгии стояли у власти либералы, опиравшиеся на поддержку крупной промышленной буржуазии, а оппозицию возглавляли клерикалы, за которыми шли аграрии, мелкая городская буржуазия и наиболее отсталые слои крестьянства. Умело использовав нежелание либералов идти на какие-либо уступки фламандскому национальному движению, клерикалы поддержали требование фламандцев об установлении двуязычной системы в государственном аппарате северной части страны, где большинство населения говорило на фламандском языке (в отличие от южной, валлонской, где господствовал французский язык), и при помощи голосов фламандцев в 1884 г. завоевали большинство на парламентских выборах. С этих пор и до 1914 г. клерикалы возглавляли правительство.

К концу XIX века крупной политической силой в Бельгии стало организованное рабочее движение. Его революционная тенденция проявилась, в частности, в движении горняков и в борьбе бельгийского пролетариата за всеобщее избирательное право. Особенно большое значение имели три массовые политические стачки в 1893, 1902 и 1913 гг., в результате которых избирательное право было значительно расширено. Однако в бельгийской рабочей партии, окончательно оформившейся в 1885 г. и насчитывавшей к 1914 г. уже около 180 тыс. членов, были сильны мелкобуржуазные иллюзии, порожденные ростом кооперативного движения, сохранением мелкой земельной собственности у значительной прослойки рабочих и, наконец, тем, что эксплуатация Конго бельгийской буржуазией содействовала формированию рабочей аристократии. В руководстве Рабочей партии возобладал оппортунизм; среди руководящих кадров партии большую роль играли выходцы из левых буржуазных кругов — такие, как Эмиль Вандервельде, ставший в середине 90-х годов лидером партии и возглавивший Международное социалистическое бюро в Брюсселе.

Нидерланды, в промышленном отношении гораздо менее развитые, чем Бельгия, извлекали огромные сверхприбыли благодаря эксплуатации Индонезии с ее исключительно богатыми природными ресурсами (нефть, каучук, олово); уже в 1906 г. в Индонезии добывалось около 1 млн. т нефти. В Нидерландах быстро шел процесс сращивания банковского капитала с промышленным. Голландские компании, опираясь на свое господство в Индонезии, приняли активное участие в международных монополиях, в частности в создании мощного мирового нефтяного треста «Ройял Датч Шелл», в котором командное положение занял английский капитал.

Усиление политической реакции, свойственное эпохе империализма, проявилось в Нидерландах в создании коалиции двух клерикальных партий — кальвинистской («антиреволюционной») и католической, хотя в течение нескольких предшествующих столетий борьба протестантов и католиков составляла главное содержание политической жизни страны.

Вследствие малочисленности индустриального пролетариата рабочее движение в Голландии развивалось несравненно медленнее, чем в Бельгии. Социал-демократическая партия, окончательно оформившаяся в 1894 г., насчитывала к 1914 г. лишь около 10 тысяч членов. Левые, революционные элементы были довольно сильны в профессиональных союзах, особенно среди портовых рабочих и железнодорожников. В 1903 г. они успешно провели в Амстердаме стачку, носившую почти всеобщий характер. Однако несколько месяцев спустя новая стачка окончилась поражением рабочих.

Голландская буржуазия за счет своих сверхприбылей подкупала и политически развращала верхушку рабочего класса. Это нашло свое отражение в поддержке, оказывавшейся частью голландских социалистов колониальной политике правительства, и в их тесном сотрудничестве с буржуазными либералами. В некоторых вопросах, например о предоставлении государственных субсидий религиозным школам, руководители социал-демократической партии занимали даже более консервативную позицию, чем либералы. Когда эта оппортунистическая политика подверглась решительной критике со стороны марксистской группы, издававшей газету «Трибуна», руководство во главе с Трульстра и Ван-Колем добилось исключения «трибунистов» из партии. После этого «трибунисты» создали самостоятельную партию и продолжали борьбу. Они решительно выступали против оппортунизма в вопросах колониальной политики. Один из их лидеров, Г. Гортер, выдвинул требование о предоставлении независимости Индонезии. Некоторые руководители амстердамской стачки 1903 г. переселились в Индонезию и там способствовали созданию национально-революционного движения. В. И. Ленин и большевики энергично поддерживали «трибунистов» в их борьбе против оппортунизма и голландской социал-демократии.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том VII. М., 1960, с. 436-437.