Этрурия в VIII—VII вв. до н. э.

По преданию, поселения этрусков существовали в Италии уже в XI веке до н. э., но об этом раннем периоде их существования мы не имеем достаточных данных. Начиная с VIII века этруски занимали уже значительную территорию в глубине страны.

Памятники этого времени обнаруживают известную преемственную связь с культурой Виллановы, но стиль этих памятников указывает, однако, на наличие восточных влияний. Это — новое явление, свидетельствующее о развитии заморских сношений. Принадлежность этих памятников этрускам подтверждается наличием на них этрусских надписей. Памятники эти раньше всего появляются в приморской Этрурии в районах позднейших городов Популонии, Ветулонии, Тарквиний, Цере; во внутренних же районах Этрурии ещё долгое время сохранялась культура Виллановы.

Основным занятием населения было земледелие. Для мелиорации этруски широко практиковали строительство различных дренажных сооружений, водоотводных канав и т. п. Найденные при раскопках утварь, украшения, вооружение, включая боевые колесницы, свидетельствуют о значительном развитии ремёсел: керамического производства, металлургии (разнообразные изделия из бронзы, железа, добывавшегося на острове Эльба), ювелирного мастерства (изделия из золота). Находки предметов финикийского, египетского и греческого производства показывают значительное развитие внешней торговли. В одном только этрусском городе Вольци (ныне Вульчи) найдено более 20 тысяч греческих сосудов. Обнаружены изделия из прибалтийского янтаря. Имеются данные о вывозе металла и металлических изделий из Этрурии в обмен на товары других народов Средиземноморья. За пределами Этрурии, например в богатейших погребениях города Пренесте в Лации, некоторые памятники свидетельствуют о наличии уже тогда культурного влияния этрусков на соседей.

Этрусская торговля долгое время носила пиратский характер. Этрусские (тирренские) пираты были известны по всему Средиземноморью.

О характере этрусских поселений до сих пор нет ещё достаточных данных. Несомненно, что в то время у этрусков не было крупных поселений типа позднейших античных городов. Знать занимала сильно укреплённые, ограниченные по площади крепости. Поселения носили названия, происходящие от родовых имён; например» название города Тарквиний, несомненно, было связано с родом Тархна, некогда создавшим здесь своё поселение, и с именем Тархона — легендарного основателя двенадцати городов Этрурии. (Это имя некоторые учёные отождествляют с именем малоазийского божества Тарку.) В это время возникает специфическая форма жилища знати: дом с атрием, т. е. с открытой площадкой внутри дома, на которой помещался домашний очаг; впоследствии эту форму жилища переняли знатные римляне.

Данные погребений весьма многочисленны и разнообразны. Они свидетельствуют о том, что в обществе того времени происходило значительное социальное расслоение. Типичны в этом отношении погребальные сооружения знати под курганами, имеющими каменное основание. В районе Популонии курганные погребения VIII—VII вв. до н. э. имеют камеры с ложными сводами, чему имеются аналогии в районе Эгейского моря и в Малой Азии. Как видно из надписей, уже в эту пору у представителей знати начинают возникать составные имена, включающие имена родовые и прозвища, в отличие от простых личных имён незнатных людей. Знатные роды еще не возглавляли централизованных городских общин; они обычно проживали на захваченных ими землях, образовав правящий слой военной знати; некоторое представление об этой знати дают изображения воинов и большое количество оружия, найденного в гробницах. У этрусков была широко распространена так называемая клиентела: свободные люди из незнатных и обедневших родов отдавали себя под «покровительство» представителям знати и эксплуатировались ими. Нужно полагать, что уже к этому времени относится возникновение, возможно также и в результате завоевания, того слоя зависимого от землевладельческой знати сельского населения, наличие которого засвидетельствовано для более позднего времени.

У этрусков того времени, несомненно, существовали царская власть и совет старейшин. Наличие в этрусских общинах народного собрания засвидетельствовано источниками крайне слабо. Термин, обозначавший на этрусском языке «царь», неизвестен. Термин лукумон римских авторов означал вообще лиц высокого общественного положения и в ходе развития общественного строя изменял своё значение. В древнейшее время он означал, видимо, старейшину рода.

Органы политической власти у этрусков обнаруживают явные следы их происхождения из установлений родового строя; например, знаки царской власти, заимствованные позже римлянами,— трон, двойной топор царских служителей (называвшихся у римлян ликторами) были первоначально атрибутами культа предков. Культы позднейшей государственной религии также сохраняют следы более древнего происхождения. В городе Вейи, например, прикасаться к изваянию богини Уни мог только жрец из определённого рода — признак сосредоточения жреческих функций в руках родовой аристократии.

Особенностью этрусских общественных условий являются пережитки материнского рода. Об этом свидетельствуют многочисленные значительно более поздние надгробия с указанием рода матери погребённого, а также предания о влиятельности женщин в делах культа и их независимом положении в обществе. Такое положение этрусских женщин послужило основанием для россказней греческих и римских авторов о распущенности этрусских нравов.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том I. М., 1955, с. 632-633.

Рубрика: