Государство Маджапахит

Существование огромной Маджапахитской империи способствовало росту внутренних связей и развитию внешней торговли Индонезии с Китаем, Индией и странами Передней Азии. В казну феодального Маджапахита стекались огромные богатства в виде всякого рода поборов и дани. От вассалов и данников за пределами Явы поступали пряности, олово, ценные породы дерева и т. п. От феодально-зависимого крестьянства Явы отбирались в форме ренты-налога рис и изделия домашней промышленности. Многое из этого вывозилось на внешние рынки, обогащая маджапахитскую феодальную верхушку.

Маджапахитская династия, завоёвывая и подчиняя своей власти новые территории, не ломала существовавших там общественных отношений. От подчинённых требовалась лишь уплата регулярной дани. Однако высокая культура Маджапахита и рост торговли не могли не влиять на более отсталые районы, ускоряя их социально-экономический и культурный прогресс.

Маджапахитские императоры выступали в роли верховных собственников всей земли Явы. Вассальные князья Явы, являвшиеся ранее наследственными держателями земли, превратились в губернаторов и наместников, ответственных перед императорской властью.

Пышные титулы, право на определённую долю собираемой ренты-налога и на труд крестьянина всё больше связывались с чиновничьими постами. Вся громадная территория Маджапахита делилась на провинции и округа. Многие из них совпадали с территорией прежних княжеств. Однако вместо прежних наследственных владельцев-феодалов ими управляли наместники. Они сочетали фискальные функции с административными и судебными.

Наместники находились под верховным наблюдением пати, являвшегося правой рукой повелителя Маджапахита и подчас фактически правившего государством. Характер наследственного дворянства сохранила многочисленная родня маджапахитских императоров. Значительная часть земель, особенно близ столицы, была в непосредственном владении императора. В этих императорских имениях надзор за крестьянами, сбор ренты и т. д. осуществлялись при помощи специальных управителей. Они не были подчинены чиновникам и отчитывались лишь перед императором. Жёнам и родичам императора также выделялись на кормление отдельные деревни и даже целые уделы.

Большим влиянием пользовалась верхушка индуистского (шиваистского) и буддийского духовенства. Монастыри и храмы владели землями и получали богатые дары. Главы шиваистов и буддистов жили при дворе и принимали участие в императорском совете, в подготовке правительственных эдиктов и кодексов.

Эксплуатация основной массы населения — крестьянства осуществлялась по-прежнему при посредстве общинной организации. Яванская община являлась коллективным владельцем земли, которая периодически переделялась между её полноправными членами. Сочетание земледелия с ремеслом превращало общины в замкнутые самодовлеющие мирки. Однако внутри общины росло неравенство. В каждой деревне имелись бедняки. Зажиточная часть деревни и в особенности деревенская администрация эксплуатировали безземельных, неполноправных жителей селений в качестве издольщиков. Деревенские старосты и прочие представители сельской администрации хотя формально ещё и выбирались, однако всё больше превращались в назначаемое феодальной властью низшее звено феодально-бюрократического аппарата. За деревенскими старостами закреплялись служебные наделы, свободные от налогов. Эти наделы обрабатывались трудом крестьян и служили источником обогащения сельской администрации.

Согласно законам рента-налог не должна была превышать 1/10 продукции крестьянского хозяйства, но на практике зачастую взималось значительно больше. Всё взрослое население обязано было определённое время в году отрабатывать государственную барщину по строительству и ремонту дорог и ирригационных сооружений, по перевозкам и т. п.

Хотя сельские общины и носили самодовлеющий характер, постепенно развивался обмен между отдельными районами. Рис из центральных областей Явы шёл на запад и на восток острова, вывозился на Молуккские острова в обмен на пряности. Солеварни на восточном побережье Явы снабжали весь остров солью. В городах-портах, в столице и близ крупных административных центров развивалось ремесло. Наряду с прядением хлопчатобумажных тканей и изготовлением набойной ткани — батика, посуды, циновок, примитивных сельскохозяйственных орудий ремесленниками в сельских общинах в  городах росло ремесло, обслуживающее двор, армию, городское население.

Целые деревни близ столицы изготовляли оружие; знаменитые яванские кинжалы — крисы — славились далеко за пределами страны. Высокого искусства достигли изготовление батика, парчи, украшений, медных и бронзовых сосудов, художественная обработка ценных пород дерева и т. д.

Городские ремесленники должны были отдавать государству в качестве налогов 1/10 часть вырабатывавшихся ими изделий, а также выполнять наряду с крестьянами государственную барщину.

Культура

В Маджапахите поощрялись искусство и литература. Достигшая расцвета с конца XIV в. литература была представлена плеядой поэтов, наиболее крупным из которых считается Прапанча, автор обширной хвалебной поэмы «Негаракартагама», посвящённой одному из наиболее известных маджапахитских императоров Хайаму Вуруку (1350—1389). Большой популярностью пользовался поэт Тантулар.

При Маджапахитском дворе широко поощрялся перевод классических произведений индийского эпоса на яванский язык. Значительного развития достигает составление исторических хроник. Образцом может служить сохранившаяся до наших дней, впервые ставшая известной европейским учёным лишь в конце XIX века «Книга царей Тумапеля и Маджапахита», составленная, очевидно, в конце XV века.

Любовь к поэзии, театру, музыке была характерна для индонезийского населения и особенно для населения Явы. Своеобразный оркестр — «гамеланг» был необходимой частью народных празднеств. Большого изящества достигли народные танцы. При дворе правителя Маджапахита содержались целые балетные труппы.

Дальнейшего развития достиг и знаменитый театр теней — «вайанг». Вырезание из буйволовой кожи многочисленных причудливых, но строго канонизированных изображений для теневого театра и их раскраска представляли собой тонкое художественное ремесло, широко распространённое на Яве. Репертуар театра теней основывался на мотивах индийского эпоса, получавшего, однако, всё более яркий местный колорит. Бродячий кукольник со своим экраном и ящиком с многочисленными марионетками был всегда желанным гостем в деревне. Больших успехов достигла скульптура и монументальная архитектура, хотя и не создавшая в Маджапахите таких грандиозных сооружений, как знаменитая ступа Борободур и другие храмы VIII—IX веков.

Начало упадка Маджапахита

Рост внешних связей и проникновение в страну иностранных купцов способствовали возвышению ряда городов, расположенных на северном побережье Явы. В Джапаре, Тубане и других портовых городах возникали многочисленные колонии купцов и ремесленников из Китая, Индии и стран Передней Азии. Наместники таких городов сами втягивались в торговлю, вступали в деловые и семейные связи с иностранными купцами и быстро богатели.

Опираясь на свои связи и богатства, пользуясь поддержкой купеческих кругов, правители портовых городов постепенно превращались в фактически самостоятельных князей, власть которых распространялась как на самый город, так и на прилегающую к нему область. Они стремились к полной самостоятельности от центральной власти. В борьбе против централизованной власти маджапахитских императоров местные феодалы использовали в качестве идеологического оружия религию ислама, проникшую на Яву из Индии через посредство мусульманских купцов и проповедников. Народные массы воспринимали новую религию как идеологию борьбы против эксплуататорской власти императоров и маджапахитской аристократии, официальной религией которых был индуизм.

Возникновение мусульманских княжеств на развалинах Маджапахита

В 1520 г. Маджапахитская империя пала в результате объединённой борьбы исламизированных наместников и вассалов. Ява оказалась раздробленной на мелкие княжества во главе с мусульманскими династиями. Лишь на восточной окраине острова сохранилось княжество Баламбаган, управлявшееся потомками маджапахитских императоров. После падения Маджапахита завершилось обращение яванского населения в ислам.

Распад Маджапахита привёл к освобождению территорий, находившихся в вассальной зависимости от него. Стали самостоятельными многочисленные княжества на побережье Суматры и других островов. Развитие этих княжеств шло неравномерно. Некоторые из них, такие, как Малайя на восточном берегу Суматры, пришли в упадок. В это же время на небольших островах близ острова Хальмахейры возникли довольно значительные мусульманские султанаты Тидор и Тернате. Эти княжества, соперничая друг с другом, сумели подчинить себе богатые пряностями острова Восточной Индонезии, привлекавшие купцов из стран Запада и Востока. Это обеспечило Тидору и особенно Тернате значительную роль в жизни архипелага и в отношениях с внешним миром.

Распад Явы на большое число мелких феодальных княжеств повлёк за собою длительную борьбу между ними за власть и преобладание. Лишь к концу XVI века правителю одного из княжеств Матараму Сутувиджойя удалось объединить под своей властью почти всю Яву, кроме индуистского княжества Баламбаган на востоке и Бантама на западе.

Возвышение Бантама на Яве, равно как и укрепление на северной оконечности Суматры государства Аче, подчинившего себе в XVI — начале XVII в. ряд районов Суматры, оказалось косвенно связано с перемещением торговых морских путей, установлением португальцами, захватившими в 1511 г. Малакку, контроля над морскими путями из Индийского в Тихий океан и над торговлей между Индонезией и странами Дальнего Востока.

Португальская экспансия

Используя соперничество между султанатами Тернате и Тидор и их борьбу за владычество над районами производства муската и гвоздики на Молуккских островах, Португалия добилась права построить крепость на территории Тернате и получила монополию на скупку пряностей. Португальские колонизаторы устанавливали произвольно низкие цены на пряности, обрекая население на разорение и голод.

Владея Малаккой, превратившейся в сильную крепость, и контролируя благодаря этому путь через Малаккский пролив, португальские колонизаторы облагали проходившие корабли тяжёлыми пошлинами. Китайские и индийские купцы, стремясь избежать этих разорительных поборов, стали пользоваться другим путём: через Зондский пролив и вдоль западного берега Суматры. Это обстоятельство способствовало превращению Бантама в важный торговый порт, а затем и в центр довольно мощного государства. Феодальная верхушка Бантама, разбогатевшая на посреднических услугах, подчинила своей власти сунданезские племена, обитавшие во внутренних районах Западной Явы.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том IV. М., 1958, с. 650-654.