Южная Осетия: образование автономной области

Год 1922 стал годом образования государственно-территориальной единицы на территории Южной Осетии в составе Советского государства - Юго-осетинской автономной области. Несмотря на условность такого образования именно управленческие и хозяйственные структуры автономии стали основой для успешного функционирования органов управления будущей независимой республики.

На просторах Советской России шел процесс предоставления широких прав народам, населявшим бывшую Российскую империю, однако ситуация с Южной Осетий была непростой. Грузинские большевики категорически отказывались давать автономию югу Осетии. Серго Орджоникидзе, которому Москва поручила навести революционный порядок в административном управлении Грузии, писал в августе 1921 года: «Пусть пока Абхазия будет независимой, Аджарии была предоставлена широкая автономия, южноосетинам решено оказывать всякую материальную помощь». Как видим, никакого намека на обособленность Южной Осетии. Впрочем, судьбу южных осетин и тогда решали не в Тбилиси.

Годом ранее, в феврале 1921 года юго-осетинский окружной комитет российской коммунистической партии (большевиков) - РКП(б) принял постановление о выделении Южной Осетии в автономную единицу (область) с центром в городе Цхинвал. В том же году уже ЦК КП(6) Грузии и Кавказское бюро РКП(б) приняли решение о предоставлении Южной Осетии статуса Советской социалистической автономной области, определив ее органы управления и административные границы.

20 апреля 1922 года декретом Центрального исполнительного комитета Грузии - высшего органа власти страны - статус Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО) был узаконен. В пределы автономной области была включена историческая территория компактного проживания осетин на южных склонах Главного Кавказского хребта. Органами управления были признаны Центральный исполнительный комитет (ЦИК), местные советы и народные комиссариаты. Первым председателем президиума ЦИК был избран А. Джаттиев, народными комиссарами: просвещения - П. Тедеев, здравоохранения - И. Хетагуров, земледелия - Г. Санакоев, продовольствия - А. Плиев, юстиции - Н. Гадиев, внутренних дел - И. Завадин. Отдельно были сформированы партийные органы, во главе которых стал Владимир Санакоев. Таким образом, день 20 апреля 1922 года может считаться и днем образования министерства внутренних дел и министерства юстиции Республики Южная Осетия.

В октябре 1922 года решением юго-осетинских советских и партийных органов территория автономии была разделена на три уезда - Джавский, Цхинвальский, Ксанский и четырнадцать районов.

Надо отметить, что в более раннем решении в состав Южной Осетии входил и район Кобийской котловины, населенный осетинами (родина Васо Абаева). Однако грузинские большевики, посчитавшие, что Южной Осетии и так дано слишком много, отменили это решение.

Одной из первейших задач стала организация органов управления автономии. Кадров не хватало. Часть представителей интеллигенции погибла в огне геноцида 1920 года, часть умерла от лишений и болезней в эмиграции. Многие выходцы из Южной Осетии остались в России. Рассматривался вопрос приглашения специалистов извне. Большое значение придавалось и ротации кадров. Было принято постановление, согласно которому все работники государственного сектора определенное время должны были работать в районах, а работники из районов - в областном центре.

Срочные меры принимались по восстановлению и системы образования. В 1921/22 учебном году функционировало уже 45 школ и педтехникум. И это при том, что большинство зданий школ были сожжены грузинскими меньшевиками, а учителей катастрофически не хватало. Руководство автономии пошло на непопулярные меры. Так было принято постановление об обязательном увольнении всех работников образования, которые к тому времени работали в других учреждениях. Таким образом, единственным выходом для них оставалось возвратиться на учительскую работу. Всего в 1922 году в области был 101 учитель.

Однако материальное положение учителей оставалось тяжелым. Например, зарплату педагогам за апрель месяц смогли выплатить только в сентябре. Комиссариат просвещения обратился к населению сел, где располагались школы, оказывать помощь учителям продуктами питания. Для каждой школы был выделен земельный участок под посевы зерна.

Проблемы были и с учебниками. 10 мая в Тифлис был командирован ответственный работник Коста Джаттиев для приобретения типографской машины для печатания школьных учебников.

30 июня 1922 года в Цхинвале начинает функционировать казначейство, куда стекались государственные налоги и денежные сборы. Все иные структуры, которые ранее занимались сбором финансовых средств на территории ЮОАО, признавались незаконными. В августе было принято решение о создании валютного фонда, который должен был использоваться для приобретения промышленных товаров и производственного оборудования за границей.

В общественно-политической жизни области активное участие принимали и женщины. Новые реалии требовали пересмотра роли женщины в обществе. Эта тенденция была общей по всей территории Советской России. Женсоветы - вот новая форма участия женской части общества в государственном строительстве.

Южной Осетии, конечно же, было далеко от столичного движения всеобщей раскрепощености. Здесь больше думали о защите прав горянок и создании для них рабочих мест. С последним было непросто. Южная Осетия лежала в руинах, не было средств. Единственная надежда была связана с созданием ткацкой мастерской, смету на строительство которой руководство Женотдела подало в июле 1922 года.

25 августа 1922 года было организовано областное статистическое бюро и поэтому «всем Советским учреждениям области подлежит пересылать и сообщать своевременно в Статбюро все имеющиеся у них под рукой... статистические сведения».

В августе из Тифлиса в Цхинвал было перевезено оборудование лесопильного завода, ранее принадлежавшее осетинскому лесопромышленнику Сави Парастаеву. Было организовано Научно-литературное общество, объединившее научную интеллигенцию Южной Осетии. Создавались кооперативы и сельхозартели.

В Южной Осетии, в результате геноцида 1920 года, сотни семей остались без кормильца. Областное руководство старалось поддержать вдов, сирот, малоимущие семьи. Особой привилегией пользовались родные погибших героев освободительной борьбы. 29 сентября решением советских органов отцу героя гражданской войны Исака Харебова было выделено отдельное пособие в размере денежной суммы и одной коровы.

В день пятой годовщины Октябрьской революции 7 ноября 1922 года от имени народа Южной Осетии командиру 1 кавказской стрелковой дивизии были преподнесены в дар бешмет и черкеска.

Но главной проблемой в Южной Осетии оставалась угроза голода. На основной территории области не было проведено посевов. Только к началу 1922 года большая часть населения, изгнанная в 1920 году, вернулась в свои разоренные села. Пахота и сев не были проведены по причине отсутствия тяглового скота, семенного материала и сельхозинвентаря. Поэтому руководство области старалось изыскивать средства для приобретения хлеба и семян для организации ярового сева. В ход шло все: заготовка леса и его обмен на зерно, конфискация хлеба у кулаков. Большая надежда была и на кредит в размере одного миллиарда рублей, выделенный Грузией. Однако реально в Южную Осетию пришло только пятьдесят миллионов.

Цитируется по изд.: Кулумбегов Р. Публицистика. – Цхинвал, 2012, с. 279-281.

Рубрика: