Южная Осетия в 1923 году

Начало года выдалось снежным и холодным. Горные дороги завалило лавинами. Но никакие погодные трудности не могли повлиять на повседневную жизнь жителей автономной области, встречающей второй год своей истории.

16 января вышло постановление партийных органов автономии о сборе и систематизации всех материалов о революционном движении в Юго-Осетии. В этом же году день 8 июня был объявлен революционным советским праздником и выходным днем для населения ЮОАО. В этот день 8 июня 1920 года в Южной Осетии была провозглашена советская власть.

Был также объявлен конкурс на составление песен в память народных героев, отдавших свои жизни за свободу Южной Осетии: Исака Харебова, Знаура Айдарова и 13 коммунаров. Размер денежной премии составил 30 миллионов рублей. Сумма в нашем понимании огромная. Однако надо понимать, что в те годы в стране была чудовищная инфляция. В Юго-осетинской автономной области (ЮОАО) помимо денежных знаков собственно Советской России в пользовании были и деньги Закавказской федерации, объединявшей советские Грузию, Азербайджан и Армению. Каждая из этих республик печатала свои денежные знаки, которые обесценивались каждый день. Банкнота стоимостью в один миллион грузинских рублей была обычным средством платежа.

9 февраля вышло постановление, по которому считалось недопустимым совместительство, «как противоречащее существующим законоположениям». Председатель ЦИК А. Джатиев поставил на этом постановлении резолюцию: «Предписать всем Наркоматам (министерствам - ред.) представить списки служащих и какие должности помимо места постоянной службы они занимают».

В марте в Южной Осетии, как и по всей стране, приступили к земельной реформе. Организационную работу планировали завершить до начала ярового сева к 15 марта. Однако проведение реформы оказалось непростым делом. Ведь в Южной Осетии, которая являлась аграрным регионом, вопрос землепользования всегда стоял очень остро. Поэтому при размежевании земель возникали большие сложности. Если на равнине земля отбиралась у зажиточных владельцев, то в горной полосе излишков практически не было. Поэтому вопрос нового разделения в тот год не был решен в Цонской котловине и в Рукском ущелье. Всего было перераспределено 1500 десятин пахотной земли, 20 десятин садов и 14 мельниц. Дополнительные земельные наделы получили 1796 семей.

В первых числах марта открылась новая базарная площадь на правом берегу реки Лиахва, на землях, ранее принадлежавших церкви. До этого торговые места были разбросаны по всему Цхинвалу и функционировали в антисанитарных условиях. Начались работы и по благоустройству самих городских улиц.

Так в апреле на улице Ленина были снесены все лавки торговцев. Сама улица была выправлена и расширена. Городские службы приступили к устройству липовой аллеи, которая протянулась по линии современной ул. Энгельса.

16 апреля прошло знаковое заседание ЦИК (государственный орган - ред.) Южной Осетии, на котором были рассмотрены некоторые национальные обычаи. Было решено ввести ограничения в поминальную обрядность и запрет на выкуп за невесту. Калым за невесту отменялся полностью во всех видах и формах. Вводилась и регламентация в остальных расходах. В покупке платья и организации застолья расходы делились между семьей жениха и невесты. В случае, если выкуп все же был уплачен, то средства конфисковывались на общественные нужды.

Было принято решение и о поминальных обрядах. «Хист (поминки - ред.) как вредный в духовном, также в материальном отношении религиозный ритуал отменяется во всех видах и формах» - гласило постановление. Отменялись также другие сопутствующие ритуалы: «сабатизагр», «майрэемкуадзаен», «загрдагваграен», «аевдэембон», «лауызгагнэен», «дыууиссаедзаембон» «афаедзыхист». Лица, которые все же совершали эту обрядность, подвергались штрафу равному понесенным расходам. А гости, пришедшие на поминальные мероприятия, штрафовались на три рубля каждый. [См. ст. Осетины: погребальная обрядность.]

Впрочем, поминки не отменялись полностью. Разрешались только один раз и в день похорон. Но траты на их проведение ограничивались. Так, в день похорон семья покойного могла зарезать не более двух голов мелкого рогатого скота и истратить не более двадцати литров спиртных напитков. Не разрешалось также для поминок варить пиво и покупать виноградное вино.

Несмотря на явное поражение по всей Стране Советов меньшевиков, сторонники движения не оставляли надежд на реванш. За границей в европейских странах и Турции были созданы центры по организации вооруженной борьбы с большевистским правительством. Помимо пропаганды меньшевистские лидеры активно использовали и террористическую деятельность. На заседании 9 марта члены юго-осетинского парткома говорили об угрозе меньшевистского террора и в Южной Осетии. Тем более, что пример этому уже был - несколькими днями ранее меньшевиками у старого моста был застрелен цхинвальский большевик Цкалоба Церадзе. Было решено увеличить штат областной милиции на 50 человек конных и сосредоточить эти силы в наиболее опасных районах - Цхинвале и Ленингоре.

В этот период активно продолжалось советское строительство. Грузия вместе с Азербайджаном, Арменией были объединены в Закавказскую федерацию и это объединение вошло в состав СССР. В Южной Осетии настаивали, чтобы был создан и параллельный союзный орган в виде второй палаты, которая бы обеспечила равное представительство автономных образований. Во вторую палату предполагалось вхождение «представителей договорной республики Абхазия, автономного Аджаристана и автономной области Юго-Осетия».

В мае начал выступления духовой оркестр. Музыкальный коллектив был образован в 1919 году по инициативе учителей осетинской гимназии. В составе оркестра - 32 музыканта. Весной началось переселение части жителей горных сел, пострадавших от оползней на земли Тирипонской долины.

14 июля ЦИК ЮОАО принял постановление о введение в пределах области осетинского языка как государственного. При этом «языком сношений с соседними республиками остается русский язык».

В этом же году осетинская письменность была переведена на латинскую графику. В августе состоялось заседание правления научно-литературного общества об организации комиссии по разработке осетинской терминологии.

В автономной области шло и хозяйственное строительство. В работе были два станка лесопильного завода. Предполагалась закупка еще одного станка с автоматической подачей бревен. В 1923 году Совнархоз ЮОАО ставил перед собой несколько важных хозяйственных задач. Первая - это электрификация столицы автономии. Для этого было начато строительство электрической станции. При этом механизмы вырабатывающие энергию переводились с угля на водяную энергию или как образно указывалось в документах на «белый уголь». Шли работы по сооружению воздушных электрических сетей и по внутренней проводке в помещениях.

В областном бюджете предусматривались расходы на строительство кирпичного завода, который выпустил первую продукцию летом. Общая мощность - 3000 кирпичей в месяц. Первый объект, на который поступили кирпичи, была строящаяся городская баня.

Определились планы и на следующий год: заготовка пиломатериала, строительство водяной турбины на р. Лиахва, дорожные работы, ремонт городского моста и начало строительство моста у села Гуфта, проведении телефонных линий, устройство порохового погреба в Джаве.

Важную статью расходов составило и оборудование типографии. Годом ранее было проведено оригинальное финансовое решение, обусловленное недостатком финансирования из «центра». Было продано 270 баранов. На вырученные средства был запущен лесопильный завод, а уже из доходов от реализации пиломатериала были выручены средства для приобретения типографской машины системы «Асбург». Вместе с ней были закуплены шрифты: новоосетинский (на основе латинской графики - ред.) общим весом 40 пудов, русский - весом 10 пудов и грузинский - весом 7 пудов. Типографию оборудовали в доме, конфискованном у местного богатея В. Мебурнутова. Уже в ноябре в типографии начали печатать бланки и объявления. Но главное, что в области связывали с началом работы типографии - это выпуск газеты на осетинском языке. Было принято решение о подготовке издания газеты на осетинском языке с января 1924 года. Редактором назначили Арона Плиева. В июле был объявлен конкурс на название новой газеты. Предложений поступило немало: «Хуссайраг сталы», «Хуры тын», «Хэеххон сталы», «Сырх сталы», «Тохы сидт», «Хэеххон кусэег»... В итоге, было выбрано название - «Хурзаерин».

В сентябре прошло заседание ЦИК Юго-Осетии об устройстве курорта Дзау и дзауского минерального источника. 24 ноября был образован Верховный суд автономной области Юго-Осетии.

Большой проблемой оставался низкий уровень здравоохранения. На всю Южную Осетию была всего одна больница на 30 коек. В рамках проводимой в СССР новой экономической политики (НЭП) в автономии была разрешена частная медицинская практика. Частные врачи Алексей Парастаев и Уасил Карсанов имели большой контингент больных.

Наряду с партийным строительством в автономии ведется большая работа по привлечению молодежи в дело строительства новой жизни. Молодые комсомольцы на переднем фланге борьбы с безграмотностью и традиционными обычаями. Участвуют в переделе собственности и в трудовой повинности. Но больше всего от них достается священникам, против которых идет необъявленная война. Церкви закрыты либо переоборудованы в клубы и склады. Священники не только больше не служат, но и вынуждены менять место жительства и профессию.

И везде в каждом новом деле комсомольцы выполняют решения партийных органов. Как отмечал один из лидеров молодежной организации: «Связь с партией налажена, из центра чувствуется идейное руководство!»

27 декабря в Цхинвале в деревянном театре в левобережной части города снова начали ставиться спектакли. «Сыбырмае хает» - первая, после меньшевистского погрома, театральная постановка с участием актеров Ильи Гогичева, Сони Джаттиевой, Дзоцце Джигкаева, Веры Ханикаевой. В помещении театра в декабре состоялся и первый показ кинофильмов.

Цитируется по изд.: Кулумбегов Р. Публицистика. – Цхинвал, 2012, с. 282-285.

Рубрика: