Псков купеческий: Поганкины палаты

От памятника обороне Пскова следует пройти вдоль стены к площади Победы. Еще недавно здесь был виден крепостной ров, окружавший город. Теперь ров засыпан, на его месте устроен сквер. В сквере, недалеко от стены, воздвигнут памятник на могиле Неизвестного солдата. Участок стены за памятником реставрирован. Восстановленные участки стен производят большое впечатление благодаря контрасту с руинами старой стены. В том месте, где Советская улица выходит на площадь Победы, следует перейти к внутренней стороне стены, на улицу Свердлова. Когда-то здесь, у Великих ворот города, кончалась Великая улица и начиналась дорога на Смоленск. Здесь псковичи встречали приглашенных вечем князей.

Недалеко от ворот, внутри Окольного города находился женский монастырь, который уже в начале XV века назывался Старым Вознесеньем. Сохранились три монастырских храма: один из них — Вознесенский — построен в XVI веке на месте более древнего, два других — постройки XIX века. В одном из новых храмов сейчас помещается планетарий.

Поганкины палаты. Вид со двора. XVII век.

От Старого Вознесения по улице Свердлова и Музейному переулку можно выйти к самой известной из гражданских построек Пскова — знаменитым Поганкиным палатам. В XVII веке палаты принадлежали одной из богатейших купеческих семей города — Поганкиным. О неблагозвучном имени и громадном богатстве этой семьи были сложены нелестные для нее легенды. Происхождение ее богатств и в самом деле было темным: известно, что Сергей Поганкин, помимо своих торговых дел, занимался и контрабандой.

На углу дома со стороны улицы Некрасова висит доска, надпись на которой сообщает, что палаты построены во второй половине XVII века, и далее объясняет: «Толчком к постройке таких домов-крепостей явились Псковское народное восстание 1650 года и частые пожары, опустошавшие город». Поганкины палаты, таким образом, рассматриваются как крепость, где богатые псковские купцы укрывались от народного гнева.

Иную картину строительства каменных жилых зданий в Пскове рисует Ю. П. Спегальский, посвятивший свою жизнь их изучению, исследовавший все сохранившиеся до нашего времени остатки их, проследивший их судьбу по чертежам и письменным источникам. Результаты этих исследований изложены Ю. П. Спегальским в монографии «Псковские каменные жилые здания XVII века» и в других книгах и статьях. Спегальский установил, что строительство каменных жилых домов в Пскове началось еще в XVI веке, после того как Василий III приказал освободить Кром от клетей бояр и купцов. Если до 1510 года богатства псковских «больших» людей надежно защищали крепостные стены, то теперь владельцы этих богатств должны были сами заботиться об их охране. Надежнее всего было хранить их при себе, в собственных домах. Так началось в Пскове строительство каменных жилых зданий. Оно было прервано во второй половине XVI века Ливонской войной и хозяйственной разрухой.

Около полустолетия экономические, социальные и политические потрясения опустошали страну. За это время пришло в упадок и хозяйство Пскова. Большей части владельцев каменных домов пришлось покинуть город. В 1569 году Иваном Грозным ив 1613 году правительством Михаила Романова из Пскова были вновь выведены все богатые купеческие семьи. Почти все каменные жилые здания были заброшены и разрушались. Уцелели лишь монастырские постройки, не потерявшие своих хозяев. До наших дней сохранились их остатки на подворьях Псково-Печорского и Спасо-Елизаровского монастырей.

Строительство каменных жилых зданий возобновилось в Пскове со второй четверти XVII века и продолжалось до конца столетия. За это время было построено несколько сот каменных домов и подызбиц. До нашего времени дошли остатки около пятидесяти из них; большая часть их скрыта под новыми зданиями и доступна лишь 230 археологическому изучению.

Исследования Ю. П. Спегальского выявили, что даже наиболее сохранившиеся постройки XVII века дошли до нас далеко не полностью уцелевшими. За три с лишним столетия они потеряли часть своих этажей, крылец, декора, подвергались перестройкам и переделкам. Первоначальный вид их не был таким суровым и мрачным, как это сейчас представляется нам. Все они имели два-три каменных и один-два деревянных этажа. Существование деревянных этажей было установлено Ю. П. Спегальским после изучения их следов и остатков в сохранившихся зданиях и внимательного знакомства со старыми чертежами и описаниями.

В нижних каменных этажах хранились товары и имущество владельцев зданий. Они имели мало окон (иногда первый этаж вообще не имел окон, выходящих на улицу), которые были забраны решетками и закрывались железными ставнями. Это действительно могло походить на крепость, только охраняла эта крепость не людей, а товары. В верхних каменных этажах (втором и третьем) располагались сени, вход в которые вел прямо со двора через высокое нарядное крыльцо, и рядом с сенями — палаты для приема гостей: столовая и „веселая" (палата для развлечений). Они были хорошо освещены многочисленными окнами, уже без решеток, отапливались большими печами, цветные узорные изразцы которых были лучшими украшениями этих палат. Между собою каменные этажи сообщались лестницами, идущими внутри стен. Хозяева дома жили в верхних деревянных этажах, где помещались теплые спальни и светлицы, а над ними летние помещения для отдыха: сенники, вышки, горницы. Все каменные дома имели гульбища над крыльцами, а позднее и деревянные крытые балконы. Люди, которые жили в этих домах, не укрывались в них, как в крепостях, а устраивались удобно и уютно, принимали гостей и веселились. Однако само строительство таких домов отражало острые социальные контрасты в городе: рядом с обширными дворами и пятиэтажными домами псковских богачей теснились узкие дворики и деревянные домишки «меньших» людей. Поганкины палаты были построены в первой половине XVII века. Как и все постройки того времени, их отличает большая толщина стен (до двух метров и больше) и три каменных этажа их основной части, выходившей на Большую улицу (теперь улица Некрасова). Палаты состоят из трех частей, построенных одновременно: трехэтажной, где жил хозяин дома, двухэтажного жилища его старшего сына и одноэтажной поварни. Надо всеми частями дома были когда-то верхние деревянные этажи. Над поварней, очевидно, жила челядь. Каменные части палат хорошо сохранились, но утратили два каменных крыльца „на отлете", которые когда-то вели во вторые этажи палат хозяина и его сына. Существующее сейчас деревянное крыльцо построено в 1962 году в традиционных формах русского деревянного зодчества и не повторяет формы тех крылец, которые были у Поганкиных палат в XVII веке. Поганкины палаты сейчас единственное жилое здание XVII века в Пскове, которое можно осмотреть не только снаружи, но и изнутри: там помещается экспозиция Псковского объединенного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Рядом по улице Некрасова — еще одно здание музея, построенное в начале XX века, а за углом, в Комсомольском переулке — главное музейное помещение современной нам постройки. В окрестностях Поганкиных палат в XVII веке располагалось много каменных домов богатых псковичей. Некоторые из них существуют и теперь. Напротив Поганкиных палат, на углу Музейного переулка и улицы Некрасова еще недавно были видны остатки двух домов Подзноевых, названных так по имени их владельца в XVIII веке. Сейчас на основании этих домов строятся новые в стиле XVII века, но без деревянных этажей. В Комсомольском переулке, у стены Окольного города, там, где когда-то стояла Соколья башня, сохранились каменные этажи так называемого дома ксендза (в конце XIX века в этом доме жил ксендз польского костела), или палат у Сокольей башни. Палаты были построены во второй половине XVII века и имели два каменных этажа: трехэтажных каменных домов в то время уже не строилось. На каменной кладке стен верха здания сохранились отпечатки нижних венцов деревянного этажа.

Цитируется (с сокращениями) по изд.: По древнерусским городам. Сост. Б.В. Емельянов. М., 1983, с. 227-232.

Рубрика: