Государства Италии в XVIII веке. Политика « просвещенного абсолютизма»

В Папской области внешняя пышность богослужений и ослепительная роскошь князей церкви находились в резком контрасте с вопиющей нищетой народа и общим глубоким экономическим и культурным упадком. Здесь не было даже самых элементарных предпосылок для развития промышленности и торговли. Это маленькое, отсталое даже по итальянским масштабам государство, давно уже потерявшее былое политическое влияние, оставалось, однако, центром папской реакции и международных интриг. В XVIII веке здесь еще свирепствовала инквизиция: на площадях и на улицах Рима выставлялись напоказ обугленные останки сожженных по ее приговору «еретиков».

Венеция и Генуя, некогда богатые и могущественные торговые республики, давно уже были государствами, закостеневшими в своем олигархическом устройстве. Их торговля и промышленность падали все больше, и правительство Генуэзской республики вынуждено было сдавать в аренду предприимчивым иностранцам свой бездействовавший торговый флот. Генуэзские купцы переселялись в Милан, Неаполь, Турин, где открывался больший простор для их предпринимательской деятельности.

Венеция, потерпев поражение в войнах с турками и отдав им по Пожаревацкому договору 1718 года почти все свои владения на Балканском полуострове, уже не пыталась более вернуть свою былую славу и величие «царицы морей». Безропотно терпела она в последующие десятилетия нашествия на свои земли испанских, австрийских, французских войск, покорно платила дань североафриканским пиратам.

Правда, город еще жил лихорадочной и внешне блестящей жизнью. Венецианские балы поражали своей роскошью, на знаменитые карнавалы отовсюду съезжались иностранцы. Но это были лишь последние отблески угасающего огня. Патриции Венеции растрачивали нажитые их отцами и дедами капиталы. Однако в Венеции, как и в остальных государствах Италии, нарастало стремление к переменам и пробивались, несмотря на все препятствия, ростки новой жизни.

В глубоком упадке находилась и Флоренция, давно утратившая былую славу промышленного и культурного центра Средней Италии, хотя и остававшаяся столицей сравнительно крупного государства — великого герцогства Тосканского. В первой половине XVIII в. Тоскана под властью потомков дома Медичи являлась разменной монетой при мирных переговорах великих держав, боровшихся за господство в Италии. В 1735 году Франция и Австрия договорились о передаче Тосканы герцогу Францу Лотарингскому, мужу Марии Терезии, кандидату на трон Священной Римской империи. С 1738 года Франц правил герцогством через своих наместников, главная функция которых сводилась к выкачиванию денег и пересылке их в Вену. Австрийское владычество вконец разорило эту некогда цветущую область. В городах Тосканы были размещены австрийские войска. Хотя и оставаясь номинально самостоятельным государством, герцогство Тосканское фактически стало одной из австрийских провинций.

Не только фактически, но и юридически такой же провинцией являлась еще с середины XVII века Ломбардия (бывшее герцогство Миланское). Из войн первой половины XVIII века австрийская Ломбардия вышла разоренной и территориально уменьшившейся. Парма и Пьяченца были отданы в качестве особого герцогства одной из ветвей дома Бурбонов, часть земель на западе Ломбардии отошла к Пьемонту. Ломбардия управлялась губернаторами, присылавшимися Веной.

Пьемонт был, не считая Венеции, единственным итальянским государством, которое проводило в XVIII в. самостоятельную и притом успешную политику. Искусно лавируя между воюющими на территории Италии державами и принимая активное участие в войнах, герцоги Пьемонта сумели значительно расширить свои владения. По Утрехтскому и Раштаттскому трактатам 1713—1714 годов герцог Виктор Амедей II получил Сицилию с титулом короля. Правда, скоро он был вынужден уступить Сицилию австрийцам, но взамен получил Сардинию (1720 год) и сохранил за своим домом королевский титул. Так на карте Европы появилось Сардинское королевство, которое в дальнейшем играло видную роль в политических судьбах Италии.

Отдавая дань идеям «просвещенного абсолютизма», правители итальянских государств в 60—70-х годах XVIII века решились вступить на путь весьма умеренных реформ. Политика «просвещенного абсолютизма» охватила различные стороны общественной жизни. Итальянские правительства оказывали покровительство внешней торговле, субсидировали и поощряли организацию централизованных мануфактур. В Тоскане, Ломбардии, Пьемонте осушались болота, прокладывались дороги. В одних государствах было уменьшено число внутренних таможен, в других ослаблена регламентация торговли, в Ломбардии и Тоскане упразднены цехи. Делались попытки кодифицировать законодательство, были отменены пытки.

В некоторых государствах правительства, с неодобрением взиравшие на духовенство, которое стремилось сохранить свою независимость от светской власти и отказывалось платить налоги, сделали попытку ограничить его привилегии. В Неаполе, Ломбардии, Тоскане были обложены налогом церковные земли, сужена церковная юрисдикция, ограничен рост церковного землевладения. Здесь закрывали монастыри и начали изгонять иезуитов. В Ломбардии и Тоскане налогами были обложены также и земли дворян.

Нищета итальянских крестьян и учащавшиеся вспышки их восстаний заставили абсолютистские правительства несколько смягчить лежащий на крестьянстве гнет. Так, в Южной Италии, искони бывшей главным очагом крестьянских волнений, правительство сочло благоразумным за счет обложения церковных земель несколько уменьшить налоговое бремя крестьянства. В других государствах были ограничены феодальные привилегии дворян. В Тоскане великий герцог Леопольд ликвидировал остатки крепостного права (не дав крестьянам земли). Некоторые государи сделали даже попытку расширить крестьянское землевладение, рассчитывая создать в деревне прослойку зажиточного крестьянства, на которое они могли бы опереться. Так, в Неаполе часть земель, конфискованных у иезуитов, была предназначена для продажи крестьянам. Проданные с аукциона земли попали, однако, в руки скупщиков и спекулянтов, сделавших земельный голод крестьян источником своей наживы.

Реформы «просвещенного абсолютизма» распространились далеко не на все государства Италии. В Папской области и в Генуе они вообще не проводились, а в Венеции наиболее активные приверженцы прогрессивных реформ были посажены в тюрьму. Но даже там, где реформы проводились с наибольшим размахом (например, в Тоскане), они носили умеренный и компромиссный характер.

В конечном счете политика «просвещенного абсолютизма» имела целью парализовать оппозицию буржуазии и, успокоив подачками народные массы, подновить и укрепить обветшалое здание феодальной монархии. Но титулованное дворянство не видело в этой политике ничего, кроме непосредственного ущемления своих узко-сословных интересов и привилегий. Протесты феодалов становились все более настойчивыми, и под их давлением к началу 90-х годов XVIII в. увлечение реформами кончилось. Кое-где начинается даже возвращение вспять. Так, например, в Парме была восстановлена ранее ликвидированная инквизиция.

Общие результаты политики «просвещенного абсолютизма» оказались весьма незначительными, и глубокое недовольство все более охватывало народ и буржуазию. Учащались вспышки крестьянских волнений; на улицах итальянских городов молодежь пела дерзкие куплеты, осмеивающие дворянство и духовенство. Из рук в руки передавались запрещенные правительством работы просветителей, сатиры на знать, министров, придворных фаворитов и фавориток. В Падуе в 1788 году дело дошло до баррикадных боев студентов с полицией. Политическое брожение охватило всю Италию.

Несмотря на некоторое экономическое оживление, вызванное развитием капитализма, Италия оставалась бедной страной и ее экономика сохраняла еще в значительной мере феодальный характер. Выступления просветителей, крах большинства реформ «просвещенного абсолютизма», революционное брожение в народных массах, охватившее и часть буржуазии, — все это знаменовало наступление кризиса феодальной системы.

Молодая, только формирующаяся итальянская буржуазия была еще слишком слаба, чтобы возглавить борьбу народных масс и самостоятельно выступить против феодальных общественных отношений, но общее экономическое и политическое развитие итальянских государств все же подготовило почву для бурных событий, ареной которых стал Апеннинский полуостров в конце XVIII века, в годы Великой французской революции и французского завоевания Италии.

Цитируется по изд.: Всемирная история. Том V. М., 1958, с. 579-582.