Сенегал (ЧА:ПиН, 2016)

Вся территория современного Сенегала с середины 1880-х годов находилась под властью Франции. Границы колонии были установлены в самом начале XX века. С 1895 г. она являлась частью Французской Западной Африки (ФЗА), простиравшейся от Атлантики до озера Чад. Губернатор Сенегала был одновременно генерал-губернатором ФЗА с резиденцией сначала в Сен-Луи, а с 1902 г. — в Дакаре.

Колония делилась на две части. Первую составляли «Четыре коммуны» — Горе, Дакар, Сен-Луи и Рюфиск. Их жители (и белые, и черные) имели право избирать местный консультативный орган (Генеральный совет) и одного депутата в парламент Франции. В 1909 г. в Генеральный Совет впервые был избран африканец (Галанду Диуф); в 1914 г. черный сенегалец (Блэз Диань) стал членом французского парламента. Население же большей части Сенегала являлось объектом сегрегации и колониальной эксплуатации (отсутствие избирательных прав, практика принудительного труда, налоги).

Основой экономики колонии еще с середины XIX в. были производство и экспорт арахиса и, в меньшей степени, каучука. Области, населенные этносом волоф, являлись зоной первичного производства, а «Четыре коммуны» представляли собой зону сбыта. В первой зоне доминировала посредническая буржуазия Дакара и Сен-Луи. Во второй колонизаторы, стремясь встроить институты традиционной власти в систему колониального администрирования, сначала опирались на местных вождей, а с 1920-х гг. — на влиятельные мусульманские (суфийские) братства.

В «Четырех коммунах», ключевом сегменте колонии, колонизаторы еще с 1850-х гг. проводили политику ассимиляции («офранцузивания») местной элиты, чтобы сформировать слой «продвинутых» (африканцев, получивших французское образование) как источник кадров для местной администрации и проводник культурной экспансии метрополии. Сильный импульс этой политике дала Первая мировая война, когда «сенегальские стрелки» (211 тыс.) внесли весомый вклад в победу над Германией. В 1916 г. лица, родившиеся в «Четырех коммунах», были официально признаны гражданами Франции. Но после войны среди «продвинутых» возникли антиассимиляционные настроения, стремление утвердить особую идентичность, отличную и от французской, и от традиционной сельской сенегальской модели. Распространился «интеллектуальный» ислам, расширился интерес к западным левым идеологиям. В 1935 г. Ламин Гее создал на базе оппозиционных интеллектуалов «Четырех коммун» сенегальскую секцию Французской социалистической партии (СФИО).

Поражение Франции в 1940 г. подорвало авторитет метрополии среди сенегальцев, а их значительный вклад в борьбу со странами Оси способствовал росту политического самосознания. Первым шагом на пути деколонизации стала конференция в Браззавиле в 1944 г., где Шарль де Голль пообещал уравнять в правах население метрополии и колоний. В 1945 г. к выборам в парламент Франции были допущены и сенегальцы, не рожденные в «Четырех коммунах», а в 1946 г. окончательно ликвидировано электоральное неравенство «Четырех коммун» и остальной колонии. Тогда же была упразднена практика принудительного труда.

Получение Сенегалом в 1946 г. статуса французской заморской территории мало изменило систему колониального управления, что стимулировало рост оппозиционных настроений. Развернулось профсоюзное движение (забастовки 1946 и 1947 IT.), добившееся ликвидации этнической и социальной дискриминации в сфере груда и введения системы социального страхования (Трудовой кодекс 1952 г.). Активизировалась и политическая оппозиция, в которой доминировало социалистическое течение. Падение политической значимости «Четырех коммун», на которые ориентировалась Сенегальская секция СФИО, привело к ее расколу в 1948 г. Вышедшая из нее фракция Леопольда Сенгора объединилась с «продвинутыми» (Мамаду Диа) и профсоюзными деятелями (Аббас Гее, Ибрахима Сарр) в Сенегальский демократический блок (СДБ), первую массовую политическую организацию страны. СДБ апеллировал, прежде всего, к сельскому избирателю как из доминирующего этноса (волоф), так и из этнических меньшинств (серер и др.), что обеспечило его победу на выборах 1951 и 1956 гг.

Успех общесенегальской политической мобилизации позволил СДБ «оседлать» процесс перехода Сенегала к независимости, начавшийся с предоставления ему частичной автономии («закон-рамка» Гастона Деффера 1956 г.). СДБ получил большинство в Территориальной ассамблее, а Правительственный совет возглавил один из его лидеров Мамаду Диа. В феврале 1957 г. СДБ сформировал с рядом других группировок Сенегальский народный блок, который, в свою очередь, в 1958 г. объединился с Сенегальской партией социалистического действия Ламина Гее в Сенегальский прогрессивный союз (СПС). В мае 1958 г. было создано местное правительство во главе с Диа. В ноябре 1958 г. Сенегал стал автономной республикой в составе Французского Сообщества, а в январе 1959 г. образовал с Суданом Федерацию Мали, которая в июне 1960 г. обрела полную независимость от Франции. После ее распада 20 августа 1960 г. возникла Республика Сенегал, принявшая парламентскую форму правления. Под контролем СПС оказались все ветви власти (президент Сенгор, премьер-министр Диа, председатель парламента Гее).

В 1960-1962 гг. новая политическая элита, стремясь создать единую нацию и сильное национальное государство, взяла курс на ускоренную социально-экономическую модернизацию с помощью жестко централизованной административной системы. Основным способом строительства «африканского социализма» и многосекторной экономики было избрано кооперативное движение. Однако ломка старых экономических форм, национализация производства арахиса, попытка введения плановой экономики вызвали недовольство традиционных местных элит (посредническая буржуазия, вожди, суфийские братства) — важного сегмента правящего блока. Возникший в руководстве СПС конфликт между радикалами (Диа) и умеренными (Сенгор) завершился в декабре 1962 г. поражением сторонников форсирования социально-экономических преобразований: по обвинению в попытке государственного переворота Диа был смещен с поста премьера и арестован.

К середине 1960-х годов в Сенегале установилась патерналистская «система Сенгора», пропитавшая клиентеллистскими отношениями все сферы общественной жизни (муниципальное управление, кооперативное движение и пр.). Ее политической формой стали президентский авторитаризм (пост премьер-министра был упразднен в 1963 г.) и однопартийность (ряд оппозиционных партий вошел в СПС, остальные запрещены), а смыслом — поддержание «постколониального компромисса» через перераспределение аккумулируемых государством ресурсов в пользу центральной бюрократии и местных элита в обмен на их политическую лояльность. Основная масса населения, особенно крестьянство, политически маргинализировалось. Большинство общественных и профессиональных организаций перешло под контроль СПС. Внешней гарантией стабильности «системы Сенгора» было тесное военно-политическое (французское военное присутствие) и экономическое (привлечение инвестиций) сотрудничество с бывшей метрополией, внутренней — быстрый экономический рост в 1960-х гг. благодаря высоким мировым ценам на экспортируемое Сенегалом сырье (арахис, фосфаты и др.).

К концу 1960-х гг. обнаружилась экономическая несостоятельность этой модели. Неэффективность государственного управления привели к росту социального протеста как в городе, так и в деревне. Активизировалось студенческое и рабочее движение, достигшее пика в 1968 г. Ширилось недовольство крестьян, грозившее упадком производства арахиса, основной статьи экспортных доходов («крестьянская болезнь»), В начале 1970-х гг. режим был вынужден скорректировать свою политику. На восстановленный в 1970 г. пост премьер-министра был назначен технократ Абду Диуф. Его правительство пыталось придать новый импульс модернизации Сенегала, расширив государственное участие в экономике и ограничив влияние местных элит через усиление контроля центра над провинцией (административная реформа Жана Коллена, Семейный кодекс 1972 г.). Проводилась «сенегализация» кадров в промышленности, оказывалась поддержка национальному бизнесу, создавались государственные и смешанные предприятия. К 1975 г. госсектор давал 40% доходов бюджета, в нем было занята 1/3 всей рабочей силы. Административный аппарат все более сливался с промышленной технократией.

В политическом плане новый курс выразился в ограниченной либерализации, призванной укрепить поддержку режима среди средних слоев. В 1974-1976 гг. была проведена политическая амнистия и конституирована система управляемой «трехпартийной демократии»: наряду с «социалистическим» СПС (с 1976 г. - Социалистическая партия (СП)) разрешены «либеральная» Сенегальская демократическая партия (СДП) Абдулая Вада и «марксистская» Африканская партия независимости Мажмута Диопа; в 1979 г. к ним добавилось «консервативное» Сенегальское республиканское движение. В 1978 г. были проведены первые с 1965 г. многопартийные выборы: Сенгор был переизбран президентом (82% голосов против 17% за Вада); из 100 мест в парламенте СП получила 83, СДП — 17.

Однако новый курс не принес политической стабильности. Резкое падение мировых цен на арахис и фосфаты во второй половине 1970-х годов привело к экономическому кризису (стагнация ВВП, инфляция, падение арахисового производства) и обострило недовольство средних слоев, а политика интеграции натолкнулась на сопротивление местных элит и усилила этно-регионалистские и даже сепаратистские рефлексы в периферийных районах (Область Реки, Казаманс). Режим попытался найти выход во внешних и внутренних финансовых займах, что вызвало в конце 1970-х гг. долговой кризис — на обслуживание госдолга (более 1 млрд долл.) уходило 20% экспортных доходов. Ради получения помощи от МВФ (1979) ему пришлось согласиться на «экономическое оздоровление» (политика жесткой финансовой экономии).

31 декабря 1980 г. Сенгор передал власть лидеру «технократов» Диуфу. Несмотря на противодействие «баронов» (старая гвардия) и рост социального протеста, новый президент смог укрепить в 1981-1982 гг. свои позиции, облегчив положение крестьянства (аннулирование долгов, повышение закупочных цен на арахис) и осуществив административную (принцип профессионализма в кадровой политике, деполитизация госаппарата) и политическую реформу (введение многопартийной системы и свободы печати). На выборах 27 февраля 1983 г. Диуф подтвердил свои президентские полномочия, получив 83,5% голосов, а СП завоевала 111 мандатов из 120.

Эта победа открыла путь к утверждению «модели Диуфа», сводившейся к усилению централизации управления через сосредоточение власти в руках президента ради «экономического оздоровления» страны. Был взят курс на свертывание государственного присутствия в экономике и резкое сокращение чиновничества; класс функционеров, столп «системы Сенгора», утратил социальное и политическое значение. Основные нити управления сконцентрировались в Генеральном секретариате при президенте, оттеснившем правительство на второй план (пост премьер-министра вновь упразднен в 1983 г.). Режим стремился жестко контролировать оппозицию, поддерживая ее раздробленность: в 1985 г. власти пресекли попытку четырех оппозиционных партий объединиться в Сенегальский демократический альянс, объявив ее неконституционной.

Тем не менее, несмотря на медленный рост ВВП в 1982-1988 годы (до 4 миллирдов долларов), финансовое положение Сенегала не улучшилось. Внешний долг постоянно увеличивался, и режиму приходилось увеличивать налоги, таможенные и акцизные сборы и снижать закупочные цены на арахис, что вело к ухудшению условий жизни и покупательной способности населения. Усилились центробежные тенденции в периферийных регионах, особенно в Казамансе, где с декабря 1983 г. активизировалось Движение демократических сил Казаманса, опирающееся на этнос диола. Попытка Сенегала поглотить соседнюю Гамбию, создав в 1982 г. конфедерацию Сенегамбия, потерпела неудачу из-за сопротивления гамбийских элит; в 1989 г. Конфедерации была распущена.

Во второй половине 1980-х гг. началось ослабление президента Диуфа. Из СП вышел ряд высокопоставленных функционеров. Ширились выступления оппозиции, особенно студентов, ее политическое влияние росло. После выборов 1988 г., на которых Абдулай Вад получил 25,8% голосов, а СДП — 17 мест в парламенте, в Дакаре произошли ожесточенные столкновения демонстрантов с полицией. Обострение экономического кризиса (с 1988 г. рост ВВП практически прекратился) способствовало усилению межэтнической напряженности; погромы лавок и магазинов, принадлежащих мавританцам (1989), вызвали резкое ухудшение сенегало-мавританских отношений.

Диуф попытался лавировать, чтобы расширить политическую базу своего режима. В 1991 г. был восстановлен пост премьер-министра. Занявший его 29 апреля Хабиб Тиам ввел в правительство представителей СДП и Партии независимости и труда (ПИТ). Новая избирательная реформа ограничила время пребывания президента у власти двумя семилетними сроками, установила 25% порог явки и снизила избирательный возраст с 21 до 18 лет. Эти уступки, однако, не укрепили положения президента. Выборы 1993 г., на которых Вад получил 32% голосов, а СДП завоевала 27 мест в парламенте, привели к новому витку напряженности между властями и оппозицией, обьединившейся в Координацию демократических сил. Диуф прибег к репрессиям. Представители СДП и ПИТ были исключены из правительства.

Очередное падение мировых цен на сырье в 1993 г. обернулось деградацией ряда секторов экономики (рыболовство, добыча фосфатов, производство арахиса, туризм). Девальвация франка КФА в январе 1994 г. спровоцировала беспорядки в Дакаре. Трехлетнее соглашение с МВФ, бюджетная помощь от Франции и ЕС, новая реструктуризация внешних долгов позволили Сенегалу улучшить макроэкономическую ситуацию; к 2000 г. ВВП достиг 6 миллиардов долларов. Во внутренней политике был запущен процесс децентрализации и расширения полномочий местных органов власти (территориально-административная реформа 1996 г.). Однако неудача проводившейся с 1995 г. политики сельскохозяйственной либерализации, сопровождавшейся падением реальных доходов крестьян, и фактическая стагнация ВВП на душу населения, начиная с 1985 г., к концу 1990-х гг. сделали провал диуфовского проекта авторитарной технократической модернизации очевидным. В преддверии парламентских выборов 1998 г. из СП вышла группировка бывшего министра внутренних дел Джибо Ка (Союз за демократическое обновление), и правящая партия с трудом сумела получить более 50% голосов. В 1999 г. СП пережила новый раскол: покинувший ее ряды бывший министр иностранных дел Мустафа Ньяссе создал Альянс прогрессивных сил. Оппозиция же консолидировала свои силы, образовав блок «Сопи» («Перемены») во главе с СДП. На президентских выборах в феврале-марте 2000 г. Диуф потерпел поражение от Вада, получившего во втором туре поддержку от Ньяссе; на парламентских выборах 29 апреля 2001 г. блок «Сопи» завоевал 89 мест из 120. Сорокалетнее правление режима Сенгора — Диуфа завершилось.

Новый президент приступил к осуществлению широкой про1раммы модернизации страны, сделав основной акцент на стимулировании развития сельского хозяйства, инфраструктуры, образования и здравоохранения. Было введено обязательное непрерывное обучение с 6 до 16 лет. Доля грамотных среди взрослого населения при Ваде возросла с 39 до 50%, доля лиц, получивших начальное образование, достигла 94,4%. Число коллежей увеличилось в 3,4 раза, лицеев — в 2,8. Были основаны три новых университета в Тиесе, Бамбее и Зигиншоре.

На развитие здравоохранения при Ваде набавлялось 10,4% бюджетных расходов. Число государственных больниц увеличилось более чем в 2 раза, медицинских центров — на 31%, медицинских пунктов — на 52%, докторов — почти в 3 раза, санитаров — на 62%, акушерок — на 85%. Снизилась детская смертность, а средняя продолжительность жизни возросла с 56 до 59 лет.

В 2008 г. власти предприняли Великое земледельческое наступление для производства продовольствия и изобилия, имевшее цель добиться самообеспечения страны важнейшими сельскохозяйственными культурами (рисом, маисом, просо, сорго, маниокой). За 2008-2012 гг. ежегодные государственные расходы на сельское хозяйство повысились с 176 до 228 миллиардов франков КФА. Быстрыми темпами увеличивалось производство риса: в 2010-2011 годах было получено 604 тыс. т. против 193 тыс. т. в 2007- 2008 гг., а его импорт сократился с более чем 1 млн т. в 2007 г. до 650 тыс. т. в 2010 г. Однако засуха 2011 г. не позволила довести объем производимого риса, как планировалось, до 1 млн т. в 2012 г. (ради этого была поставлена задача увеличить в 2 раза площадь обрабатываемой земли в бассейне реки Сенегал). В 2011 г. импорт риса вырос до 800 тыс. т.; в 2012 г. его производство сократилось на 32% по сравнению с 2010-2011 гг. Власти прилагали усилия для электрификации отдаленных сельских районов и обеспечения населения питьевой водой: к 2012 г. постоянный доступ к ней имело уже 98,5% городского и 77,5% сельского населения.

Были запущены крупные инфраструктурные проекты: реконструкция дакарского порта, строительство платной автострады из Дакара в Диамниадио (завершено летом 2013 г.), сети вспомогательных автодорог, международного аэропорта Блэза Дианя в Диасе, рассчитанного на 3 млн пассажиров в год (начато в 2007 г.), создание в столице прибрежного квартала Корниш с автомагистралью, роскошными отелями и торговыми зонами.

Правительство Вада стремилось переориентировать экономику Сенегала на новые внешние рынки. Франция оставалась главным торговым партнером страны, однако ее доля в общем объеме внешней торговли сократилась в 2000-2012 годах более чем вдвое (с 24,62% до 11,84%). Ей удалось сохранить ведущее место в импорте Сенегала, хотя ее доля упала с 27,4% в 2000 г. до 14,75% в 2012 г. Уже в 2002 г. Франция утратила роль основного рынка сбыта сенегальских товаров: она переместилась на 2-е место, в 2003 г. — на 3-е, в 2009 г. — на 4-е, а в 2011 г. — на 5-е (в 2012 г. вернулась на 4-е), не выдержав конкуренции с Мали, Индией и Швейцарией; ее доля в сенегальском экспорте снизилась более чем в 4 раза (с 18,5% в 2000 г. до 4,45% в 2012 г.). Главным рынком сбыта для Сенегала с 2005 г. стала Мали (в 2012 г. — 15,6%). Власти охотно заключали крупные сделки с неевропейскими операторам: в 2007 г. они сдали в аренду контейнерный терминал дакарского порта на 25 лет компании «Дубай порте уорлд» (ОАЕ); строительство Монумента африканского возрождения осуществлялось в КНДР.

В политической сфере Вад пытался первоначально проводить курс на консолидацию всех антидиуфовских сил. 7 января 2001 г. на референдуме была принята новая Конституция, которая сократила срок президентских полномочий до 5 лет и ликвидировала верхнюю палату парламента (сенат). Сразу после своей победы Вад назначил премьер-министром Мустафу Ньяссе. Однако уже в марте 2001 г. Ньяссе был вынужден уйти в отставку из-за разногласий с президентом. Его сменила беспартийный юрист Мадиор Бойе, первая в истории страны женщина на этом посту. А после ее смещения в ноябре 2002 г. должность премьер-министра занимали уже близкие соратники Вада, члены СДП Идрисса Сек (до апреля 2004 г.) и Маки Салл (до июня 2007 г.). Постепенно росло влияние «се-мьи» президента, особую роль в которой играл его единственный сын Карим, с 2002 г. курировавший основные инфраструктурные проекты. Отставка Сека, его арест (июль 2005 г.) и исключение из СДП (август 2005 г.) стали следствием его соперничества с Каримом; из-за конфликта с Каримом потерял пост премьер-министра, а затем пост председателя парламента (ноябрь 2008 г.) и Салл. Расколы в правящей элите ослабили политическую базу режима, поскольку оба бывших премьер-министра превратились в ведущие фигуры оппозиционного лагеря. Вскоре после своего освобождения в феврале 2006 г. Сек создал партию Ревми («Страна») и стал главным соперником Вада на президентских выборах 2007 г., получив почти 15% голосов. Салл в декабре 2008 г. организовал партию Альянс за республику и выступил основным конкурентом Вада на президентских выборах 2012 г.

Однако до конца первого срока правления Вада его позиции оставались достаточно прочными. На президентских выборах 25 февраля 2007 г. он был переизбран уже в первом туре (55,79%). На парламентских выборах 3 июня 2007 г., которые бойкотировала коалиция основных оппозиционных партий (Ревми, СП, Альянс прогрессивных сил, Демократическая лига), блок «Сони» завоевал 131 мандат из 151 (69,21% голосов).

Однако с началом второго президентского срока Вада экономическая ситуация стала резко ухудшаться. Темпы роста ВВП, составлявшие в 2000-2007 гг. в среднем 4,25% в год (в 2003 г. они достигли 6,68%), в 2008 г. снизились до 3,68%, в 2009 г. — до 2,42%, а в 2011 г. — до 2,07%. В 2009 и 2011 гг. произошло падение ВВП на душу населения. Объем внешней торговли уменьшился с 8 млрд 698 млн долл. в 2008 г. до 6 млрд 743 млн в 2009 г. Государственный долг в 2008 г. достиг 21,4% ВВП, а безработица охватила 47% активного населения; 54% населения жили ниже уровня бедности (в 2000 г. — 45,2%). В 2010 г. городская безработица составила 25,6%, а среди молодежи — 40%; увеличились масштабы молодежной миграции в страны ЕС, особенно в Испанию. В то же время режим выделял огромные средства на дорогостоящие проекты, такие как строительство 50-метрового Монумента африканского возрождения, открытого в Дакаре 4 апреля 2010 г. в 50-ю годовщину обретения независимости. Государственный аппарат разъедали коррупция и взяточничество.

Режим начал терять поддержку городского населения, особенно молодежи. Пытаясь остановить рост общественного недовольства, Вад усилил давление на оппозицию и независимые СМИ. Обычной практикой стало использование суда в политических целях, обвинение оппозиционных лидеров в коррупции, аресты неугодных журналистов, запреты митингов. С другой стороны, президент стремился ликвидировать свою зависимость от различных группировок внутри правящей партии. Сразу после президентских выборов 2007 г. премьер-министром был назначен беспартийный технократ Шейх Хаджибу Сумаре, не связанный ни с одной из них. Роль «семьи» возросла еще больше, и Вад, пообещавший в 2007 г. больше никогда не претендовать на пост главы государства, начал готовить почву для передачи власти своему сыну. В 2008 г. он вновь добился увеличения срока президентских полномочий до 7 лет. В ходе муниципальных и региональных выборов 2009 г. Вад попытался обеспечить избрание Карима мэром столицы, однако блок «Согти» потерпел на них унизительное поражение: все крупные города оказались под контролем оппозиции. Тогда президент сформировал в апреле 2009 г. новое правительство Сулеймана Ндене Ндиайе, фактическим руководителем которого стал Карим, возглавивший крупнейшее министерство международного сотрудничества, регионального развития, воздушного транспорта и инфраструктуры; в октябре 2010 г. Карим также получил портфель министра энергетики.

Однако слухи о династических планах президента вызвали раздражение у общественности, которая не считала Карима «настоящим сенегальцем» (он родился в Париже, получил высшее образование в Сорбонне, до 1999 г. жил за границей, был сыном француженки и был женат на француженке, не знал ни одного из местных языков); к тому же оппозиция обвиняла его в нецелевом использовании государственных средств и получении «откатов» (он получил прозвище «господин 15%»); в начале 2000-х гг. личная собственность Карима оценивалась в 700 млрд фр. КФА. Поэтому, когда 85-легний Вад попытался в июне 2011 г. провести конституционную реформу (введение поста вице-президента; избрание пары президент/вице-президент в 1-м туре, если за нес проголосует 25% электората), ее расценили как желание «Старика» создать механизм передачи власти по наследству. На улицы столицы и других городов вышли тысячи протестующих; массовые митинги сопровождались столкновениями с полицией. Президенту пришлось уступить: 23 июня он объявил об отказе от своего конституционного проекта. Чтобы не допустить победы политических конкурентов, Вад нарушил свое прежнее обещание и в декабре 2011 г. вновь выдвинул свою кандидатуру в президенты. После того как Конституционный суд в конце января 2012 г. отверг требования оппозиционных партий, объединившихся в «Движение 23 июня», запретить Ваду участвовать в выборах и в то же время не допустил к ним популярного певца Юссу Н'Дура, сенегальские города вновь охватили массовые беспорядки. Попытка президента подавить их с помощью силы привели к ожесточенным столкновениям манифестантов с полицией, в ходе которых погибло от 6 до 15 человек. Манифестации продолжались весь февраль вплоть до первого тура голосования 26 февраля, в котором Вад получил 34,81%, а его основной соперник Салл — 26,58%. Перед вторым туром Н'Дур и все прошравшие кандидаты, выдвинув лозунг «Любой, только не Вад», поддержали Салла, который добился 25 марта убедительной победы (65,8%). Успех оппозиционных сил был закреплен на парламентских выборах 1 июля 2012 г.; на них коалиция «Объединенные надеждой» во главе с Саллом (Альянс за республику, СП, Альянс профессивных сил, Ревми) получила более 53% голосов и 119 мест из 150, тогда как СДП, — всего 15,23% и 12 мандатов.

Цитируется по изд.: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки / под. ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И.И. Филатовой. – М., 2016, с. 400-409.

Рубрика: