Алжир (Энгельс, 1857)

Ф. ЭНГЕЛЬС

АЛЖИР 91

Алжир — часть Северной Африки, бывшая в прошлом турецким Алжирским пашалыком, но с 1830 г. включенная в состав заморских владений Франции. На севере она омывается Средиземным морем, на востоке граничит с Тунисом, на западе с Марокко, на юге с великой пустыней Сахарой. Максимальная протяженность территории с востока на запад равняется 500 милям, с севера на юг — 200 милям. Атласский горный хребет составляет важную особенность физической географии страны, он отделяет прибрежные пахотные земли от пустыни. Он образует также водораздел для рек севера и юга страны. Главная горная цепь тянется с востока на запад, но вся страна пересекается во всех направлениях отрогами центрального хребта. Самыми высокими из гор являются Маунт Ванашрис — Mons Zaiacus Птолемея — на западе, а на востоке — Джурджура и Аурес. Они достигают почти 7000 футов высоты. Наиболее важной рекой является Шелифф. Имеются также довольно крупные реки, которые стекают с южного склона гор Атласа и теряются в пустыне. Ни одна из этих рек не судоходна. Они почти высыхают летом, но весной затопляют значительную часть страны и делают почву плодородной.

Климат некоторые путешественники не считают нездоровым. Широко распространены офтальмия и кожные болезни. Говорят, что эндемических лихорадок не бывает, но большая смертность из-за болезней во французской армии, по-видимому, дает основание для другого вывода. Воздух чист и прозрачен, лето очень жаркое, зимой временами бывает холодная погода, особенно в горной местности. На границе с пустыней почва

[99]

бесплодна и песчана, но в местностях, расположенных между гор, она плодородна, в особенности там, где поблизости протекают реки. В Алжире произрастают всевозможные зерновые растения, европейские и тропические фрукты, изумительно красивые цветы, в особенности розы, а также тот сорт сахарного тростника, который считается наиболее крупным и сахароносным из всех известных сортов. Имеется большое количество домашних животных всех видов. Лошади, разумеется, великолепны; ослы прекрасной породы и широко используются для верховой езды. Алжирский верблюд и дромадер превосходны. Мериносовая овца ведет свое происхождение отсюда, и в Испанию она попала впервые из Алжира. Нумидийский лев, пантера и леопард, страусы, а также скорпионы, змеи и другие ядовитые пресмыкающиеся встречаются в большом количестве.

Коренными жителями страны, как полагают, были берберы, иначе говоря, кабилы или мацид — они известны под этими тремя названиями. Об истории этой расы имеется мало сведений, известно лишь, что она некогда занимала всю Северо-Западную Африку и что она встречается также и на восточном побережье. Кабилы живут в горных районах. Остальные жители — арабы, потомки мусульманских завоевателей. В Алжире встречаются также мавры, турки, куллуглу 92, евреи, негры и, наконец, французы. В 1852 г. население составляло 2078035 человек, из которых 134115 были европейцы всех национальностей, кроме армии, насчитывавшей 100000 человек. Кабилы трудолюбивы, живут они в обычных деревнях; они прекрасные земледельцы и работают также в рудниках, на металлообрабатывающих пред-приятиях и в мастерских по обработке грубой шерсти и хлопка. Они изготовляют порох и мыло, собирают мед и воск и снабжают города домашней птицей, фруктами и другими продуктами. Арабы, следуя обычаям своих предков, ведут кочевой образ жизни и переносят свои стоянки с места на место по мере того, как их вынуждают к этому потребность в пастбищах или другие обстоятельства. Из жителей, пожалуй, наименьшим уважением пользуются мавры. Живя в городах и пользуясь большими удобствами, чем арабы и кабилы, они, вследствие постоянного гнета со стороны их турецких правителей, отличаются робостью и тем не менее сохранили свою жестокость и мстительность; в моральном же отношении они стоят очень низко.

Главными городами Алжира являются: Алжир — столица, Константина с населением около 20000 и Бон, укрепленный город на морском побережье, население которого в 1847 г.

[100]

составляло около 10000 человек. Близ него находятся коралловые промыслы, которые часто посещают занимающиеся этим промыслом французы и итальянцы. Бужи расположен в заливе того же названия. Захват этого пункта был ускорен актом насилия, совершенным в его окрестностях кабилами, которые вызвали крушение французского брига, перерубив его якорный канат, а затем разграбили его, перебив экипаж.

Внутри страны, в особенности в провинции Константина, имеются некоторые памятники древности, среди прочего развалины древнего города Ламбессы с остатками городских во-рот, частями амфитеатра и мавзолеем, который поддерживают коринфские колонны. На побережье расположены Колеа и Шершель — древняя Юлия Цезарея — пункт, имеющий известное значение для французов. Здесь была резиденция Юбы, и в окрестностях ее находятся древние развалины. Оран — укрепленный город, до 1792 г. он оставался во владении испанцев, Тлемсен, бывший некогда резиденцией Абд-эль-Кадира, расположен в плодородной местности; древний город был в 1670 г. разрушен пожаром, а новый почти целиком разрушили французы. Здесь производятся ковры и одеяла. К югу от Атласа находится Заб, древняя Гетулия. Наиболее важным пунктом является Бискра, населенная миролюбивыми жителями, которых очень ценят в северных портах как слуг и носильщиков.

Алжир поочередно завоевывали римляне, вандалы и арабы. Когда в 1492 г. мавров изгнали из Испании, Фердинанд направил экспедицию против Алжира и, захватив Оран, Бужи и Алжир, стал угрожать покорением страны. Не в силах вести борьбу с могущественным завоевателем, Селим Кутеми, эмир Метиджи, плодородной равнины поблизости от города Алжира, обратился за поддержкой к туркам, и знаменитый корсар Барбаросса Орудж был послан ему на помощь. Орудж прибыл в 1516 г. и прежде всего завладел страной, собственноручно убив Селима Кутеми, после чего он напал на испанцев и в результате войны, протекавшей с переменным успехом, был вынужден укрыться в Тлемсене, где был осажден испанской армией, взят в плен и казнен в 1518 году. Его брат Хайр-эд-Дин стал его преемником. Он обратился за помощью к султану Селиму I и признал этого государя своим сувереном. В результате Селим назначил Хайр-эд-Дина пашой Алжира и послал ему войска, с помощью которых тот смог отбросить испанцев и в конце концов стать хозяином страны. За свои подвиги против христиан на Средиземном море он получил от Сулеймана I титул капудан-паши. Карл V предпринял попытку восстановить власть испанцев, ив 1541 г. мощная экспедиция,

[101]

насчитывавшая 370 кораблей и 30000 человек, пересекла Средиземное море. Но страшная буря и землетрясение рассеяли флот и нарушили всякую связь между ним и армией. Не имея убежища, подвергаясь изматывающим нападениям смелого врага, войска были вынуждены вернуться на корабли и обратиться в бегство, потеряв 8000 человек, 15 военных кораблей и 140 транспортных судов. С этого времени ведут свое начало непрерывные военные действия между берберийскими государствами 93 и мальтийскими рыцарями, что породило ту систему пиратства, благодаря которой алжирские корсары стали внушать столь большой ужас на Средиземном море и которой в продолжение столь длительного времени должны были подчиняться христианские государства. Англичане под командованием Блэка, французы под командованием Дюкена, голландцы и представители других государств в различное время совершали нападения на Алжир; Дюкен дважды подверг Алжир бомбардировке, после чего дей послал за французским консулом — представителем Людовика XIV — и, узнав от него, во сколько обошлась бомбардировка, сказал, насмехаясь, что за половину этих денег он сам бы сжег город.

Система каперства продолжала существовать, несмотря на постоянное сопротивление европейских государств; и даже берега Испании и Италии подвергались иногда нападениям головорезов, посвятивших себя этому ужасному занятию — войне и грабежу. Тысячи рабов-христиан постоянно томились в неволе в Алжире; религиозно настроенными людьми были созданы общества со специальной целью совершать ежегодно поездки в Алжир и обратно, для того чтобы выкупать пленников на средства, которые им предоставляли родственники. Тем временем власть турецкого правительства сделалась лишь номинальной. Деи, которых избирали янычары, объявили себя независимыми от Порты. Последнего турецкого пашу изгнал дей Ибрагим в 1705 году; янычары на бурных выборах избирали новых предводителей, которых они нередко убивали во время своих мятежей. Янычары вербовались среди переселенцев из Турции, и ни один местный житель, будь он даже сыном янычара и местной женщины, не допускался в их ряды. Дей время от времени посылал подарки в Константинополь в знак своей номинальной вассальной зависимости; но выплата постоянной дани была полностью прекращена, и турки, скованные своей непрерывной борьбой с Россией, были слишком слабы, чтобы покарать мятежников в далекой провинции. Указать путь к уничтожению чудовищной тирании выпало на долю молодой республики Соединенных Штатов. Во время

[102]

войн французской революции и наполеоновских войн могущественные флоты, находившиеся в Средиземном море, охраняли торговлю, и алжирцам пришлось временно прекратить свои незаконные вымогательства. По восстановлении мира алжирцы приступили к своим грабежам; и американцы, которые еще в 1795 г. были вынуждены, следуя примеру европейских наций, платить дею субсидию ради поддержания мира, теперь отказались выплачивать эту дань. В 1815 г. коммодор Декатур в схватке с алжирской эскадрой захватил фрегат и бриг и вошел в Алжирскую бухту, где принудил дея выдать всех американских пленников и отказаться в будущем от всяких притязаний на дань. Этому смелому примеру последовали англичане, которые под командованием лорда Эксмаута бомбардировали город в 1816 г. и, обратив его в пепел, заставили дея выдать своих пленников. Но это все же явилось лишь мерой наказания, ибо пиратство не было уничтожено; еще в 1820 г. алжирцы открыто захватывали итальянские суда в Средиземном море и даже совершали вторжения в Северное море. В 1818 г. правителем стал Хусейн-бей; в 1823 г. ввиду разграбления дома французского консула и ряда нападений на корабли, плававшие под французским флагом, ему было предъявлено требование о возмещении убытков, но безуспешно. Дело кончилось тем, что деи Алжира лично нанес оскорбление французскому консулу и употребил непочтительные выражения в адрес французского короля, не ответившего на письмо дея по поводу долга французского правительства еврейским купцам, бывшим в свою очередь должниками Хусейна 94 . Чтобы заставить дея принести извинение, была послана французская эскадра, которая блокировала Алжир. Были начаты переговоры между Францией, Мухаммедом-Али и Портой, в ходе которых Мухаммед-Али взялся завоевать при поддержке Франции Алжир и выплачивать постоянную дань султану в качестве его наместника. Этот план не был осуществлен отчасти из-за сопротивления Англии, отчасти же потому, что Мухаммед-Али и Франция не могли прийти к соглашению относительно конкретных мер по его осуществлению. Тогда правительство Карла Х самостоятельно предприняло экспедицию против Алжира, и 13 июня 1830 г. армия в 38000 пехотинцев и 4000 кавалеристов под командованием генерала Бурмона высадилась у стен города Алжира. Для борьбы с этой армией Хусейн-бей набрал 60000 человек, но, допустив высадку французов, не мог оказать им эффективного сопротивления; 4 июля Алжир капитулировал на том условии, что частная собственность жителей и их религия будут уважаться и что дей и его турецкая свита должны

[103]

быть удалены. Французы завладели городом. В числе захваченной ими добычи было 12 военных кораблей, 1500 бронзовых пушек и звонкая монета стоимостью почти в 10000000 долларов. Они немедленно же разместили в Алжире гарнизон и ввели военное управление. Правительство Карла Х намеревалось отдать Алжир султану, и такого рода инструкции находились уже на пути в Константинополь, когда в результате июльских событий 1830 г. Карл Х был свергнут с престола 95 . Одним из первых актов его преемника* было решение сохранить завоеванное, и на место Бурмона в Алжир главнокомандующим был послан Клозель.

Начиная с момента первой оккупации Алжира французами до настоящего времени несчастная страна является ареной непрерывных кровопролитий, грабежей и насилий. Каждый город, большой и малый, завоевывается пядь за пядью ценой огромных жертв. Арабские и кабильские племена, которые дорожат независимостью, как сокровищем, а ненависть к иноземному господству ставят выше самой жизни, подавляются и усмиряются посредством свирепых набегов, во время которых сжигаются и разрушаются их жилища и имущество, вытаптывается их урожай, а уцелевшие несчастные существа подвергаются либо истреблению, либо всем ужасам разврата и жестокости. Французы упорно придерживаются этой варварской системы ведения войны, вопреки всем нормам гуманности, цивилизации и христианства. В оправдание прибегают к утверждениям, будто кабилы жестоки, будто им свойственна склонность к убийствам и они пытают своих пленных, и было бы, дескать, ошибкой проявлять снисходительность к дикарям. Политика цивилизованного правительства, прибегающего к lex talionis** , вряд ли может найти оправдание, А если судить о дереве по его плодам, то можно сказать, что, после того как было израсходовано примерно 100000000 долларов и принесены в жертву сотни тысяч жизней, Алжир сделался лишь военной школой для французских генералов и солдат, в которой прошли воинскую подготовку и приобрели свои военный опыт все французские офицеры, стяжавшие лавры в Крымской войне. Что касается попытки колонизации, то сравнение числа европейцев с численностью местного населения свидетельствует о ее почти полном провале в настоящее время, и это в одной из самых плодородных стран мира, древней житнице Италии, расположенной от Франции в 20 часах пути, где недостает лишь одного: безопасности для жизни и иму-

_______________

* — Луи-Филиппа. Ред.

** — праву тождественного возмездия. Ред.

[104]

[105]

[Иллюстрация]

 [106]

щества, которым угрожают как друзья-военные, так и враги-дикари. Не в нашей компетенции судить, можно ли приписать эту неудачу врожденному недостатку характера французов, делающему их непригодными для эмиграции, или же неблагоразумию местной администрации. Все значительные города — Константина, Бон, Бужи, Арзев, Мостаганем, Тлемсен — были взяты штурмом и подвергнуты всем сопутствующим ему ужасам. Местные жители с чувством глубокой неприязни подчинялись своим турецким правителям, которые, по крайней мере, имели то достоинство, что были их единоверцами; но они не обнаружили никакого преимущества в так называемой цивилизованности нового правления, к которому они к тому же в полной мере питали отвращение, порожденное религиозным фанатизмом. Каждый новый губернатор являлся лишь для того, чтобы повторить все жестокости своего предшественника; в прокламациях говорилось о самых благих намерениях, но оккупационная армия, передвижения войск, ужасные жестокости, совершавшиеся обеими сторонами, — все это опровергало заявления о мире и доброй воле.

В 1831 г. барон Пишон был назначен гражданским интендантом; он пытался организовать систему гражданской администрации, которая должна была бы действовать наряду с военным управлением, но так как его мероприятия привели бы к установлению контроля над главнокомандующим, то это вызвало раздражение Савари, герцога де Ровиго, прежнего наполеоновского министра полиции, и по его предложению Пишона отозвали. При Савари Алжир был превращен в место ссылки для всех, кого подвела под бич закона неблагонадежность в политическом или социальном отношении; в Алжир был введен иностранный легион, солдатам которого было запрещено посещать города. В 1833 г. в палату депутатов была подана петиция, в которой говорилось:

«В продолжение 3 лет мы терпели всевозможные несправедливости. Стоит только подать жалобы властям, как на них отвечают новыми зверствами, направленными прежде всего против тех, кто их подавал. В результате никто не решается что-либо сделать; именно поэтому под этой петицией нет подписей. О господа, умоляем вас во имя гуманности освободить нас от этой гибельной тирании, снять с нас эти рабские цепи. Если страна будет оставаться на военном положении, если в ней не будет гражданской власти, то мы погибли; для нас никогда не настанет мира».

Эта петиция привела к созданию комиссии по расследованию, в результате чего была введена гражданская администрация. После смерти Савари, при ad interim* управлении

____________

* — временном. Ред.

[107]

генерала Вуароля было положено начало некоторым мероприятиям, рассчитанным на то, чтобы успокоить возбуждение: были начаты осушение болот, улучшение дорог, создание местной милиции. Но все это было прекращено, когда вернулся маршал Клозель, под командованием которого была предпринята первая и весьма неудачная экспедиция против Константины 96 . Его управление было столь неудовлетворительным, что в 1836 г. в Париж была направлена петиция, подписанная 54 видными лицами, имеющими отношение к административным вопросам, с просьбой расследовать его злоупотребления. Это привело в конечном счете к отставке Клозеля. В течение всего периода царствования Луи-Филиппа предпринимались попытки колонизации, единственным результатом которых явилась земельная спекуляция; бесполезными оказались попытки создания военных колоний, так как колонисты-земледельцы были в безопасности лишь поблизости от орудий своих блокгаузов; предпринимались также попытки заселения восточной части Алжира и изгнания Абд-эль-Кадира из Орана и с запада 97 . В результате поражения этого неутомимого и бесстрашного вождя страна была в такой мере усмирена, что большое племя гамиановгарабов тотчас же изъявило покорность.

Во время революции 1848 г. генерал-губернатором провинции вместо герцога Омальского был назначен генерал Кавеньяк. Позднее он и принц Жуанвильский, также пребывавший в Алжире, ушли в отставку. Но республика оказалась не более удачливой в управлении этой провинцией, чем монархия. Несколько губернаторов сменили один другого в продолжение ее недолгого существования, В Алжир отправляли колонистов обрабатывать землю, но они либо умирали, либо бросали начатое дело, проникшись к нему отвращением. В 1849 г. генерал Пелисье выступил против нескольких племен и деревень Бени Силлема; их урожай и все имущество, которое удалось захватить, были по обыкновению сожжены и уничтожены, так как они отказались платить подать. В Забе — плодородной местности, расположенной на границе с пустыней, — вспыхнули крупные волнения, вызванные проповедью одного марабута 98; туда была отправлена экспедиция, насчитывавшая 1200 человек, которую повстанцам удалось разбить. Оказалось, что восстание широко распространено и что его вдохновителями были тайные организации, называемые «Сиди Абдеррахман», главной целью которых являлось истребление французов. Восставших удалось сломить лишь после того, как против них была выслана экспедиция под командованием генералов Канробера и Эрбийона; осада же арабского города Зоадча пока-

[108]

зала, что коренные жители отнюдь не утратили храбрости и не прониклись любовью к своим завоевателям. Город отбивал атаки осаждающих в течение 51 дня и в конце концов был взят штурмом. Малая Кабилия не сдавалась вплоть до 1851 г., когда генерал Сент-Арно покорил ее и таким путем установил линию коммуникаций между Филиппвилем и Константиной.

Французские сводки и французские газеты полны заявлений о мире в Алжире и о процветании этой страны. Но это является данью национальному тщеславию. Внутренние районы страны до сих пор, как и прежде, не колонизованы. Господство французов носит совершенно иллюзорный характер, если не считать побережья, городов и их окрестностей. Племена продолжают отстаивать свою независимость и ненавидеть французский режим, а зверская система набегов все еще практикуется. Например, в 1857 г. маршалом Рандоном был предпринят увенчавшийся успехом набег на деревни и селения еще не покоренных кабилов с целью присоединения их территории к французским владениям. Местным населением до сих пор управляют железной рукой, а непрерывные восстания свидетельствуют о непрочности французской оккупации и призрачности мира, который поддерживается такими средствами. Так, в Оране в августе 1857 г. происходил процесс, на котором капитан Дуано, начальник Bureau Arabe 99, был признан виновным в убийстве видного и богатого местного жителя; этот процесс показал, с какой крайней жестокостью и деспотизмом обычно пользуются своей властью французские чиновники, даже чиновники низших рангов, что не могло не привлечь внимания всего мира.

В настоящее время губернаторство разделено на три провинции: Константина на востоке, Алжир в центре и Оран на западе. Страна подчинена власти генерал-губернатора, который является также главнокомандующим; его помощники — секретарь и гражданский интендант; при нем имеется также совет, состоящий из руководителя ведомства внутренних дел, командующего военно-морскими силами, командующего сухопутными силами и руководителя ведомства юстиции; в обязанность совета входит утверждение актов губернатора. В Conseil des contentieux* рассматриваются гражданские и уголовные правонарушения. В провинциях, где было организовано гражданское управление, имеются мэры, судьи и полицейские комиссары. Племена, исповедующие магометанскую религию, продолжают иметь своих кади: но у них введена система

________________

* — Совете по разбирательству тяжб. Ред.

[109]

третейского суда, которую они будто бы предпочитают, и имеется чиновник (l'avocat des Arabes *), на которого специально возложена защита интересов арабов во французских трибуналах.

Торговля Алжира, как это установлено, значительно возросла со времени французской оккупации. Стоимость импорта равняется примерно 22000000 долларов, стоимость экспорта — 3000000 долларов. Предметами импорта являются хлопчатобумажные, шерстяные и шелковые изделия, зерно, мука, известь и рафинированный сахар; экспортируются необработанные кораллы, кожи, пшеница, растительное масло, шерсть и некоторые другие мелкие предметы.

________________

* — Адвокат рабов. Ред.

 [110]

Написано Ф. Энгельсом около 17 сентября 1857 г.
Напечатано в «New American Cyclopaedia»,
т. I, 1858 г.

Печатается по тексту энциклопедии
Перевод с английского
  На русском языке впервые частично
опубликовано в журнале «Советское
востоковедение» № 5, 1958 г.

Здесь публикуется по изд.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2, т. 14, М., 1959, с. 99-110.

Комментарии

91. Статья Энгельса «Алжир» подверглась некоторой правке со стороны редакции «New American Cyclopaedia». Как это видно из письма Энгельса Марксу от 22 сентября 1857 г., в первоначальный не дошедший до нас текст статьи входило описание освободительной войны алжирского народа под руководством Абд-эль-Кадира против французских завоевателей и характеристика колонизаторской деятельности в Алжире маршала Бюжо. Эти места, в ущерб содержанию статьи, были опущены редакцией, по-видимому, в связи с тем, что в энциклопедию уже вошла специальная статья об Абд-эль-Кадире и предполагалось включить заказанную Марксу статью «Бюжо» (см. настоящий том, стр. 222 — 225). Имеются и другие следы редакционного вмешательства.

Работая над статьей, Энгельс сумел преодолеть тенденциозный подход к освещению истории Алжира в буржуазной исторической и справочной литературе — единственного в то время доступного ему источника (в частности им была использована статья «Алжир» в книге «Wigand's Conversations-Lexikon». Bd. I., Leipzig, 1846 («Энциклопедический лексикон Виганда». Том I, Лейпциг, 1846), из которой, по-видимому, была взята приводимая на стр. 107 цитата). Однако ввиду крайней неразработанности в то время истории стран Африки, отдельные устаревшие и односторонние положения по частным вопросам неизбежно должны были из источников Энгельса про-никнуть в его статью, что сказалось, например, на освещении роли христианских государств в борьбе с ал-жирскими пиратами (сами эти государства, как известно, широко занимались каперством), а также обстоя-тельств и мотивов первоначальной оккупации Алжира французами. — 99.

92. Куллуглу — потомки от браков турок с алжирскими женщинами. — 100.

93. Берберийскими, или варварийскими, государствами европейцы в прошлом называли мусульманские государства Северной Африки, расположенные к западу от Египта. — 102.

94. 30 апреля 1827 г. алжирский дей Хусейн на приеме в своей резиденции вступил в спор с французским генеральным консулом Девалем по поводу неуплаты долга французского правительства алжирским подданным и в ответ на наглое, вызывающее поведение Деваля ударил его в лицо опахалом. Этот инцидент, спровоцированный французским консулом, послужил правительству Карла Х предлогом для осуществления в 1827 — 1829 гг. блокады берегов Алжира, после которой в 1830 г. французские колонизаторы приступили к завоеванию этой страны. —103.

95. Речь идет о намерении правительства Карла Х формально передать Порте управление Алжиром на условиях, которые предусматривали фактически установление контроля французского правительства над этой страной и одновременно усиление финансовой зависимости самой Оттоманской империи от Франции. Согласно этим условиям, в Алжире предполагалось создание особого правительства (слабость Порты и неспособность ее управлять отдаленными владениями обрекали это правительство на роль марионетки Франции); Франции передавались четыре алжирских порта и предоставлялось право на эксплуатацию коралловых промыслов; за «помощь» в деле «возвращения» Алжира султану последний должен был уплатить Франции 20 млн. франков. В расчеты французских правящих кругов входило также использование турецких войск для покорения Алжира. Однако переговоры с Портой были прекращены в связи с июльской буржуазной революцией 1830 г. во Франции, приведшей к замене династии Бурбонов династией Орлеанов. Июльская монархия встала на путь установления непосредственного французского господства в Алжире. — 104.

96. Экспедиция французских войск под командованием маршала Клозеля против округа Константины, находившегося в руках алжирских повстанцев, была предпринята осенью 1836 года. Попытки французов штурмом овладеть г. Констаниной были отбиты алжирскими отрядами. Осенью следующего года была предпринята вторая экспедиция под командованием генерала Дамремона, сменившего Клозеля на посту генерал-губернатора Алжира. На этот раз французам удалось ценой больших потерь штурмом овладеть Константиной. Французские солдаты учинили в городе зверскую расправу над местным населением. — 108.

97. Освободительная борьба алжирцев против французских завоевателей пол руководством Абд-эль-Кадира продолжалась с 1832 по 1847 год. В результате успешных действий Абд-эль-Кадир, опиравшийся на широкие слои алжирского населения и сумевший объединить под своей властью отдельные арабские племена, добился в 1834 г. от французов признания Западного Алжира, за исключением нескольких приморских городов, независимым арабским государством. Постоянно нарушая договоры. заключенные с Абд-эль-Кадиром, французские колонизаторы неоднократно вторгались в Западный Алжир. В течение 1839 — 1844 гг. государство Абд-эль-Кадира было завоевано после упорной борьбы, и сам он вынужден был отступить в Марокко. В 1845 — 1847 гг. Абд-эль-Кадир вновь возглавлял массовое освободительное восстание в Западном Алжире, после кровавого подавления которого продолжал из оазисов Сахары вести партизанскую борьбу против французских захватчиков. В 1847 г. Абд-эль-Кадир был взят в плен. Однако и после этого антиколониальные восстания алжирцев как в западной, так и в восточной части Алжира не прекращались. — 108.

98. Марабуты — представители мусульманских религиозных сект, отшельники; принимали активное участие в освободительной борьбе народов Северной Африки против европейских завоевателей. — 108.

99. Bureau Arabe (Арабское бюро) — название органов при французской военной администрации в Алжире, которые ведали вопросами, непосредственно касающимися местного населения. Такие бюро учреждались в каждом из завоеванных в Алжире округов и облекались огромными полномочиями. — 109.

Рубрика: