Древнерусское государство

Первые упоминания о славянах относятся к середине I тысячелетия: в сочинениях византийских и римских писателей появляются этнонимы «словене» (др.-рус. словъне, греч. σκλαβηνόἰ, лат. slavi/sklavi — общее наименование славян) и «анты» (греч. Ἄνται, Ἄντηζ, лат. antae — юго-восточная их группировка с иранским субстратом). Характер древнейших восточнославянских общностей (прослеживаются с VI века) восстанавливается крайне неопределенно. По всей видимости, в ходе миграций возникли новые, территориально-политические общности. В них выделились военные вожди и, вероятно, профессиональный военный слой (дружина). В лесостепной зоне среди многочисленных селищ появляются укрепленные земляными валами городища. Основу хозяйства составляло земледелие, особенно продуктивное в лесостепной зоне, и пастбищное скотоводство. На протяжении VIII—IX веков в среде восточных славян происходят существенные социально-политические сдвиги. Называемые в летописях «языки» (древляне, северяне, дреговичи и др.) занимали большие территории, являли собой, вероятно, объединения более мелких племен и возглавлялись князьями и родовой знатью — старейшинами. Эти политические образования Константин VII Багрянородный называет «славиниями».

Мощным стимулом для перерастания «славиний» в раннегосударственные образования стало формирование межконтинентальных торговых путей, связавших Западную (через Балтийское море) и Восточную Европу с арабским Востоком. Возникновение к середине VIII века на Волхове торгово-ремесленного центра в Старой Ладоге свидетельствует о начале активного использования северной части Балтийско-Волжского пути, в функционировании которого важную роль играли скандинавы и по которому на рубеже VIII и IX веков арабское серебро начало поступать в Восточную Европу и Скандинавию. Древнейшие клады дирхемов сосредоточены в Ладоге и ее окрестностях вплоть до Финского залива. В арабских сочинениях 2-й половины IX века (известны в переложениях с начала X века) разделяются народы ас-сакалиба и ар-рус, в которых большинство современных исследователей видят славян и скандинавов (др.-русск. «русь», греч. …, лат. Rhos, нем. ruzzi). Первые — оседлые земледельцы, вторые — купцы и воины, которые взимают с первых дань, реализуемую затем в торговых операциях, и захватывают пленных, которых продают в качестве рабов. Ту же этнополитическую ситуацию для середины X века описывает Константин Багрянородный.

Процессы образования государства параллельно протекали в нескольких регионах: на Северо-Западе, в Среднем Поднепровье, в Посемье, в полоцком Подвинье, на территории древлян. Одним из важнейших был Волховско-Ильменский регион, где на протяжении IX века сформировалась сеть поселений, связанных с Балтийско-Волжским путем. Главенствующее положение в нем имели Ладога и Городище под Новгородом, занимавшее стратегически важное место при истоке Волхова из оз. Ильмень и являвшееся ключевым пунктом с преимущественно скандинавским гарнизоном. Согласно летописному Сказанию о призвании варяжский князей, в условиях межплеменных раздоров правителем Волховско-Ильменьской политии становится скандинав Рюрик. Дальняя торговля способствовала консолидации огромной территории, объединенной разветвленной системой коммуникаций, в ключевых пунктах которой на протяжении X века возникли новые поселения: Новгород как центр сосредоточения местной знати, ремесленников, торговцев, а также поселения у деревни Крутик на Белоозере, у Тимерёва в Ярославском Поволжье, Городок на Ловати и др. Использование еще одного пути из Балтийского моря — по реке Нарве в Чудское озеро — приводит к росту Пскова.

Вторым важнейшим регионом зарождения государственности было Среднее Поднепровье, отличавшееся более благоприятными климатическими условиями для производящего хозяйства. Определенное влияние на развитие этого региона оказала близость сформировавшегося к VIII веку мощного государства — Хазарского каганата, в даннической зависимости от которого находились восточнославянские племена Левобережья Днепра. Интенсивное развитие Среднеднепровского региона (включая Посемье с Черниговом) и формирование на его основе ядра Древнерусского государства происходит в X веке в тесной связи с освоением Днепровского пути и выходом русов в Черное море. Первые контакты русов с Византией относятся к 1-й трети IX века: посольство к императору Феофилу в 837/38 году (см. Вертинские анналы под 839 годом) и поход русов на Византию 860 года, возглавленный, согласно летописной традиции, Аскольдом и Диром. Однако Днепровский путь начинает интенсивно использоваться лишь с конца IX века, что отмечено возникновением торгово-ремесленного центра на Киевском Подоле вдоль реки Почайна, сходного по топографии и функциям с Ладогой, и появлением комплекса поселений на Верхнем Днепре у деревни Гнёздово. Одновременно возникает ряд военных стоянок и торгово-ремесленных центров со значительным скандинавским населением: в Шестовице под Черниговом, Седневе и в самом Чернигове, Китаеве и Любече на Днепре и др.

Начало складыванию Древнерусского государства положило объединение Поволховского и Среднеднепровского предгосударственных образований. Согласно устным преданиям, переработанным летописцами XI—XII веков, в 882 году Олег вместе с малолетним Игорем переместился из Волхово-Ильменского региона в Киев. 

Основной формой экономического обеспечения новой военной элиты, утвердившейся в конце IX века в Киеве, была торговля, прежде всего с Византией. К середине X века караваны купцов-русов с пушниной, рабами, воском, медом ежегодно следовали по Днепру и Черному морю в Византию. Военные походы киевских князей на Константинополь — Олега 907 года (и 911?) и Игоря 941 и 944 годов - завершались заключением договоров, главным содержанием которых было регулирование торговых отношений (см. Договоры Руси с Византией). Приоритет внешней торговли обусловил особенности формирования территории Древнерусского государства в X веке: подчинение киевскими князьями «племен», обитавших вдоль Днепровского пути, для обеспечения стабильной связи как в политических, так и в торговых целях между Волховско-Ильменским и Среднеднепровским регионами. Экспансия Киева встречала противодействие сильных славянских группировок Поднепровья (древлян и северян). Вторым важным направлением экспансии киевских князей был юго-запад, где в 1-й половине X века под власть Киева попали уличи и тиверцы, через земли которых открывались дополнительные выходы в Черное море по Днестру и другим рекам.

К середине X века власть концентрируется в руках киевского князя. Все властные функции осуществляются княжеской дружиной, которая не только составляет профессиональное ядро войска, но и выполняет фискальные (сбор дани), репрессивные (контроль над племенными территориями и пр.), внешнеполитические и другие задачи. Основной формой подчинения восточнославянских племен Киеву остается выплата даней: Константин Багрянородный называет славян «пактиотами» русов, т. е. обязанными русам данью-пактом. Различия в происхождении двух основных центров образования Древнерусского государства — Волховско-Ильменского и Среднеднепровского — обусловили специфические для каждого из них формы властных структур. На севере, где, как предполагается, Олег оставил своих наместников, сложилась система местного самоуправления. Рядом с княжеской резиденцией на Городище, которая сохраняется и в последующее время, к концу 930-х годов возникает Новгород как административный и торгово- ремесленный центр. Здесь сосредоточивается местная знать, осуществляющая контроль над сельской местностью, откуда поступают дани, часть которых отчисляется представителям киевского князя. Поднепровье же, находившееся под непосредственной властью Киева, было охвачено системой полюдья, в ходе которого дани с подвластных территорий собирали как сами князья, так и их представители. Размер даней, видимо, не был строго фиксированным, хотя и существовала некоторая регламентация их размера, что дало основание древлянам выступить против Игоря и убить его за попытку повторного (после Свенельда) сбора дани.

3-я четверть X века ознаменовалась рядом новых явлений, свидетельствующих о значительном укреплении центральной власти. Во-первых, после смерти Игоря его вдова и регентша при малолетнем сыне Святославе Игоревиче княгиня Ольга провела общегосударственную регламентацию податей и основала опорные пункты княжеской власти на всей территории государства, включая Северную Русь. С этого времени киевские князья сажают в крупнейших центрах Руси своих сыновей: уже при Игоре в Новгороде сидит Святослав, позднее центральную власть в Новгороде представляет Владимир Святославич, в Овруче (в земле древлян) — Олег Святославич. Во-вторых, киевская элита, видимо, обрела более или менее устойчивые ресурсы для поддержания своей власти помимо торговли. В-третьих, контакты с Византией — центром восточного христианства — оказали значительное культурное влияние на древнерусскую знать, прежде всего в конфессиональной сфере. Проникновение христианства в Восточную Европу начинается еще в середины IX в., когда после похода 860 года часть русов принимает крещение. Новая волна скандинавов-язычников, пришедшая в Киев с Олегом, сметает зачатки христианства. Однако на протяжении 1-й половины X в. положение христианской общины в Киеве упрочивается: в договоре Игоря (944) предусмотрены отдельные клятвы для русов-язычников и русов-христиан. Важное значение для распространения христианства на Руси имело принятие его княгиней Ольгой.

Изменился характер военно-политической деятельности киевских князей: наряду с покорением независимых еще славянских групп (подчинение вятичей открыло пути в Волго-Окское междуречье и на Среднюю Волгу), Святослав нанес сокрушительный удар по Хазарии, устранив соперника как в торговле с Востоком, так и в обложении данью славян Левобережья. Последовавшие за тем «балканские войны» Святослава начинались как союзные с Византией действия против Болгарии, но вскоре приобрели завоевательный характер с целью закрепиться в регионе. Лишь с большим трудом византийцам удалось отразить наступление русов на Константинополь и при личном участии императора Иоанна Цимисхия нанести им поражение у Доростола. В правление Святослава возникло острое противостояние Руси и кочевников Сев. Причерноморья: появившиеся еще в начале X века в степях между Доном и Днепром печенеги в 968 осадили Киев, а затем (по наущению византийских властей?) убили Святослава при его возвращении из Болгарии в Киев. Дальнейшее усиление печенежской угрозы потребовало возведения оборонительных линий и крепостей по южной границе Древнерусского государства.

Наконец, Святослав произвел первый известный нам раздел Руси, отдав старшему сыну, Ярополку Святославичу Киев (с землями в Левобережье северянской и радимичской), Олегу Святославичу — Правобережье (древлянскую, а также, вероятно, дреговичскую и часть кривичской территории), Владимиру Святославичу — Северную Русь (Новгород). Однако результатом этого, как и последующего (после смерти Владимира) раздела государства стала братоубийственная война, победителем в которой вышел Владимир Святославич, захвативший в 978 году Киев.

Как внутренняя, так и внешняя политика Владимира были направлены на консолидацию территории и укрепление властных структур государства. Он уничтожил последних независимых скандинавских правителей (Полоцка), присоединил новые земли на западе (Червенские грады), усмирил восставших радимичей и вятичей, создал систему оборонительных линий вдоль южных рубежей Руси. Важное место в его деятельности занимало формирование общерусской государственной идеологии. Видимо, в его правление формируется генеалогическая легенда о происхождении княжеского рода от Рюрика — первого «легитимного», пришедшего к власти по договору, правителя Руси. Идеологической консолидации государства служила попытка учреждения им нового языческого пантеона в Киеве, объединившего богов балто-славянского (Перун), славянского (Велес, Мокошь, Даждьбог) и иранского (Хоре, Симаргл) происхождения.

Следующим шагом, имевшим непреходящее значение для дальнейшего развития Руси, стало принятие Владимиром христианства как официальной государственной религии (см. Крещение Руси, Корсунская легенда). Обращение к восточному христианству было обусловлено всей предшествующей историей Руси с ее ориентацией на Византию и южных славян, с которыми она находилась в тесных политических, экономических и культурных связях. Христианство далеко не сразу распространилось на Руси: на протяжении первого столетия оно постепенно охватывало верхушку общества и горожан. Лишь в XIII веке оно укрепилось в сельской местности. Важнейшим фактором укоренения новой веры было создание в конце X — 1-й половине XI века церковной организации с митрополией в Киеве и несколькими епархиями в центрах княжеств. Принятие христианства сыграло важнейшую роль в консолидации государства: оно конфессионально объединило разноэтничные народы, вошедшие в состав Древней Руси, идеологически легитимизировало княжескую власть Рюриковичей. Церковная организация, опираясь на княжескую власть, в свою очередь поддерживала ее своим авторитетом. Не меньшее значение христианизация имела и во внешнеполитическом плане: благодаря ей Русь вошла в семью христианских народов Европы, стала полноправным партнером в системе европейских политических связей.

Внутриполитическая стабильность, которой стремился достичь Владимир, разместив в крупнейших городах своих многочисленных сыновей в качестве посадников, была нарушена после его смерти 15 июля 1015 года. Святополк Владимирович (Ярополчич), главный претендент на киевский стол, устранил своих младших братьев Бориса, Глеба (см. Борис и Глеб) и Святослава, первому из которых Владимир, видимо, намеревался передать власть. Сидевший в Новгороде Ярослав Владимирович Мудрый, узнав об убийстве братьев, выступил против Святополка и после четырех лет борьбы вокняжился в Киеве. Правление Ярослава (ум. 1054) — эпоха завершения становления Древнерусского государства. Кардинальные изменения затронули практически все области общественной жизни Руси. На смену дружинной форме управления государством пришли властные институты со специализированными функциями. Силовые методы борьбы за власть уступили место договорным разделам княжений, которые в дальнейшем стали предметом соглашений на княжеских съездах. Осуществлена первая запись правовых норм - («Правда Ярослава»; см. в ст. Русская Правда), а через полвека дополнена нормами, охранявшими княжеское хозяйство («Правда Ярославичей»). Упорядочился порядок наследования киевского стола, в основу которого лег принцип старейшинства. Укрепилась и усложнилась церковная организация; она все еще подчинена Константинопольскому патриархату, но Ярослав сделал первую попытку ослабить эту зависимость. В 1051 году киевским митрополитом был поставлен Иларион. Написанное им незадолго до этого «Слово о законе и благодати» обосновало права Руси на равенство среди других христианских народов. Возникли и получили княжескую поддержку монастыри, прежде всего Киево-Печерский монастырь, занявший главенствующее положение в культурной жизни Руси во 2-й половине XI века. В нем и других монастырях византийские сочинения переводили на древнерусский язык, закладывали основы летописания, создавали первые литературные произведения. При Ярославе разрастается и отстраивается столица Руси — Киев; в нем, как и в других крупнейших центрах государства возводятся соборы и церкви, в первую очередь Софийский собор (в это же время Софийские соборы возводятся в Новгороде и Полоцке).

Чрезвычайно расширился круг международных контактов Древнерусского государства; более или менее прочные отношения связывали его как со старыми, традиционными партнерами — Византией, Швецией и после периода военного противостояния с Польшей, так и с новыми — Данией, Норвегией, Германией, Францией, а также Англией и Венгрией. Радикально изменились характер и направление внешней политики. Многочисленные, но несистемные контакты с Византией, Болгарией, Скандинавскими странами переросли в систему межгосударственных отношений, которые скреплялись династическими браками: к концу своего правления Ярослав состоял в родственных отношениях с правителями Швеции, Византии, Польши, Франции, Дании, Венгрии, Норвегии. Ярослав Мудрый не только оставил после себя единое, сильное, признанное во всем средневековом мире Древнерусское государство, но и сделал попытку ввести новый порядок престолонаследия — сеньорат, что обеспечило относительную стабильность Руси вплоть до конца 1-й трети XII века. Ряд (наследники) Ярослава имел эпохальное значение для Древнерусского государства: уделы Ярославичей послужили основой его последующего территориально-политического устройства — княжеств XII века с собственными земельными династиями, происходившими от одного из Ярославичей. Ярослав заложил правовую основу существования этих княжеств как «отчин» различных княжеских ветвей; «отчинный» принцип наследования был окончательно закреплен на Любечском съезде князей 1097 года. Новой опасностью для Руси во 2-й половине XI века стали половцы, с 1078 года постоянно опустошавшие земли Южной Руси. В 1093 году половцы разбили соединенные силы Святополка Изяславича киевского и Владимира Всеволодовича Мономаха и начали угрожать самому существованию Древнерусского государства. Опасность заставила южнорусских князей принять экстренные меры для отражения половецкого натиска. Первостепенную роль в этом сыграл Владимир Всеволодович Мономах. Еще при жизни отца он неоднократно организовывал походы против половцев, усмирял выходивших из повиновения Киеву князей. В 1103—1116 годы Владимир, став киевским князем, возглавил ряд победоносных походов в Половецкую землю и на два десятилетия устранил угрозу.

Военные успехи Владимира Мономаха способствовали прекращению межкняжеских усобиц. Его правление, а также княжение его старшего сына Мстислава Владимировича стало временем расцвета единого Древнерусского государства. В этот период началось формирование крупных боярских землевладений, усложнились и специализировались властные институты, упорядочилась система материального обеспечения церкви. На севере продолжалась активная колонизация Беломорья, Подвинья, Предуралья. Излагая свои представления о княжеской власти в «Поучении», Владимир выступает как идеолог системы сеньората и сильной центральной власти. Со смертью Мстислава Владимировича начался новый этап княжеских усобиц. Провозглашенный на Любечском съезде отчинный принцип наследования привел к обособлению нескольких наиболее крупных княжеств и земель при номинальном главенстве Киева. Большинство земельных династий принадлежали к роду Владимира Мономаха: в Владимиро-Суздальской земле утвердились потомки Юрия Владимировича Долгорукого, в Смоленске — Ростислава Мстиславича, в Галицко-Волынской земле — Мстислава Владимировича. Лишь в Чернигове сохранили отчину Ольговичи — потомки Олега, сына Святослава Ярославича. Мономашичи закрепили за собой Киев, хотя за него шла непрерывная борьба между их отдельными ветвями, в которую иногда вступали и Ольговичи. В Новгороде, где восторжествовала традиция приглашения князя, собственной земельной династии не сложилось, здесь соперничали местные боярские группировки, связанные с киевским или владимиро-суздальским домами (изредка приглашали смоленских князей). На Руси установилась полицентрическая политическая система. При новом государственном строе Киев и подвластный ему домен (Русская земля) сделались объектом коллективного сюзеренитета наиболее сильных князей, которые требовали доли собственности и доходов, а свои права и обязанности определяли на общерусских съездах. Социально- экономическими основами этой системы было развитие сеньориальной земельной собственности и возрастание политической роли местной, светской и духовной знати, противостоявшей политическому единству и сильной государственной власти новых княжеств (наиболее острым противостояние боярства и князя было в Галиче и Владимире на Клязьме). Окончательно сложились политическая и военная иерархия, соответствовавшие расчлененному характеру собственности на землю, возникла служилая знать. Возросла роль городов, число их неуклонно увеличивалось (к середине XIII века — около 400). Городские советы, поддерживаемые той или иной частью горожан, выступали как корпорация сеньоров. Центры обособившихся княжеств становились, как правило, и епископскими кафедрами (ко времени монгольского нашествия насчитывалось 16 епархий), что существенно увеличивало авторитет кафедральных городов и подкрепляло власть местных княжеских династий.

К середине XII века на первый план вышли 4, если не считать Киева, политических образования: Черниговское княжество, Владимиро-Суздальское княжество, Смоленское княжество и Новгородская земля. Чернигово-Северские земли охватывали огромную территорию на Левобережье Днепра вплоть до Оки, граничили со степью и имели анклав в Тмутаракани. Черниговские и северские князья поэтому были тесно связаны со степняками, временами воюя с ними, а временами вступая в союзы, причем часто против других русских князей, и заключая браки. Разветвленное семейство Ольговичей продолжало дробить Черниговское и Северское княжества на мелкие уделы и вступать в усобицы с соседними князьями. Так, сыновья Игоря Святославича новгород-северского вмешались в борьбу за Галич и вокняжились в нем, но их жесткая антибоярская политика (по сообщению летописи, по их приказу было убито 500 бояр) вызвала восстание; братья бежали в Венгрию, но были выкуплены боярами и повешены. Значительным усилением боярства отмечена и история Ростово-Суздальской Руси. Получив от отца, Владимира Мономаха, Ростов и став после его смерти суздальским князем, Юрий Владимирович Долгорукий, женатый на дочери половецкого хана, стремился укрепить свое влияние в Новгороде, где неоднократно сажал своих сыновей, и претендуя на киевский стол, организовал несколько походов на Киев. Став киевским князем в 1155 году, Юрий посадил в главных городах Суздальского княжества своих младших сыновей, основав тем самым местную династию. Несмотря на участие в многочисленных межкняжеских усобицах, Юрий сумел существенно укрепить свое княжество, выведя его в число сильнейших, и основал ряд городов, в том числе Москву. Города Северо-Востока быстро богатели благодаря торговле с Болгарией Волжско-Камской, тесным связям с Новгородом, куда поставляли пшеницу, даням с колонизуемых земель на севере. Одновременно крепло и боярство, получавшее земельные пожалования.

Особенно усилилось княжество при Андрее Юрьевиче Боголюбском. После смерти отца, Юрия Долгорукого, Андрей, опираясь на боярство Ростова, Суздаля, Владимира и Переяславля Залесского, захватил власть в Суздальском княжестве и сделал своей столицей Владимир на Клязьме. В дальнейшем, участвуя в политической борьбе в южнорусских землях, Андрей не стремился сам занять киевский стол, а после успешного захвата Киева в 1169 году посадил там своего брата Глеба. После длительной борьбы с Новгородом Андрею удалось установить над ним контроль. Однако в самом княжестве зрело недовольство боярской верхушки, которое усугублялось ссорой Андрея с церковными иерархами, что привело к убийству князя. Попытка бояр урегулировать ситуацию избранием владимирскими князьями племянников Андрея успеха не имела, и стабильность в княжестве восстановилась лишь в 1176 году, когда великим князем стал сводный брат Андрея Всеволод Юрьевич Большое Гнездо. 

В правление Всеволода было резко ограничено влияние боярства, расширена территория княжества, укрепились позиции владимирского князя в Рязани, Муроме, Новгороде, в общерусских политических делах, на международной арене. Свое влияние Всеволод поддерживал не столько военной силой, сколько дипломатическими средствами и путем династических браков с князьями Киева и Чернигова. Он был признан большинством князей старейшим представителем Мономашичей. Однако многочисленность наследников, расширение территории, рост числа городов привели к владельческому, а затем и политическому дроблению Владимирского княжества.

Если в Чернигове, Владимире, Смоленске, Галиче к началу XIII века княжеская власть в борьбе с боярством укреплялась, то в Новгородской земле оказалась чрезвычайно сильна архаичная традиция политического строя — приглашение князей на основе договоров (докончаний), главными условиями которых были невозможность для князя приобретать земельные владения, фискальная зависимость его от местной власти и совместное с ней осуществление судопроизводства. Главной политической силой в Новгороде выступало боярство, обладавшее крупной земельной собственностью и осуществлявшее властные функции через институт посадничества, возникший, вероятно, в конце XI века, когда вместо назначаемых киевским князем посадников новгородские бояре стали избирать их из своей среды. В 1136 году статус посадника как главы нового типа государства — боярской республики — был закреплен в конституировании смесного (совместного) суда князя и посадника, в котором решающее слово принадлежало посаднику. Важную роль в процветании Новгорода играли международные связи, прежде всего с Балтийским регионом: Скандинавскими странами, Германией, в XIII веке с городами Ганзейского союза. Регулярная торговля способствовала выделению и усилению профессиональных купцов, которые уже в XII веке образовали гильдию при церкви Ивана на Опоках, бурному развитию ремесел, ориентированных на рынок. На рубеже XI—XII веков или в начале XII века в Новгороде появляется первый купеческий иноземный двор (Готский двор), обладавший правом самоуправления, к концу столетия возникает Немецкий двор (ганзейская контора). Интенсивная торговая деятельность как иноземных купцов в Новгороде, так и новгородских в заморье регулировалась торговыми договорами (древнейший сохранившийся договор датируется 1191/1192 годом). В Новгороде она контролировалась посадниками и купеческими организациями.

Благодаря особому государственному строю Новгородская земля сохранила целостность, удельная раздробленность ее не затронула. Таким образом, в эпоху раздробленности межкняжеские войны и отсутствие сильного объединяющего центра, дробление княжеств (если в середине XII века их насчитывалось 15, то к моменту вторжения Бату — около 50) и соответственно снижение их военного потенциала существенно ослабили Древнерусское государство перед началом монголо-татарского нашествия.

Е. А. Мельникова.

Цитируется по изд.: Российская историческая энциклопедия. Т. 6. М., 2018, с. 144-152.

Источники:

Полное собрание русских летописей. 43 тт. (продолжающееся издание) СПб.-Пг.-Л.-М., 1841-2004; Древнейшие источники по истории Восточной Европы (до 1994 — Древнейшие источники по истории народов СССР). М., 1977— (продолж. изд.); Свод древнейших письменных известий о славянах / Отв. ред. Л. А. Гиндин и Г. Г. Литаврин. Т. I— II. М/? 1991-1995; Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия / Под ред. Т. Н. Джаксон, И. Г. Коноваловой, А. В. Подосинова. Т. 1-5. М/? 2009-2010.

Литература:

Насонов А. Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства. М., 1951; Schmidt К. R. Soziale Terminologie in russichen Texten des friihen Mittelalters (bis zum Jahre 1240). Copenhagen, 1964; Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968; Рорре A. Panstwo i kosciol па Rusi w XI wieku. Warszawa, 1968; Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории. Л., 1974, 1980 (2-е изд.); Древнерусские княжества X—XIII вв. / Отв. ред. Л. Г. Бескровный. М., 1975; Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980; Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества. М., 1982; Седов В. В. Восточнославянские племена. М., 1982; Свердлов М. Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. Л., 1983; Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X—XIV вв. М„ 1984; Котляр Н. Ф. Древняя Русь и Киев в летописных преданиях и легендах. Киев, 1986; Древняя Русь. Город, замок, село / Отв. ред. Б. А. Колчин. М, 1985; Комеч А. И. Древнерусское зодчество конца X — начала XII в. М., 1987; Горский А. А. Древнерусская дружина. М., 1989; Куза В. А. Малые города Древней Руси. М., 1989; Щапов Я. Н. Государство и церковь Древней Руси X-XIII вв. М., 1989; Макаров Н. А. Население Русского Севера в XI—XIII вв. М„ 1990; Mtih- le Е. Die stadtischen Handelszentren der nordwestlichen Rus. Anfange und friihe Entwicklung altrussicher Stadte (bis gegen Ende des 12. Jahrhunderts). Stuttgart, 1991; Куза А. В. Древнерусские городища X—XIII вв. Свод археологических памятников. М., 1996; Древняя Русь. Быт и культура / Отв. ред. Б. А. Колчин, Т. И. Макарова. М., 1997; Котляр Н. Ф. Древнерусская государственность. СПб., 1998; Древняя Русь в свете зарубежных источников / Отв. ред. Е. А. Мельникова. М., 1999 (2-е изд., перераб. и доп.: 2013); Петрухин В. Я. Древняя Русь: Народ. Князья. Религия //Из истории русской культуры. Т. 1. М., 2000. С. 11-410; Медынцева А. А. Грамотность в Древней Руси: По памятникам эпиграфики X — первой половины XIII в. 2000; Франклин С., Шеппард Д. Начало Руси. 750-1200 / Пер. с англ. СПб., 2000; Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях: Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX-XII вв. М„ 2001; Свердлов М. Б. Домонгольская Русь: Князь и княжеская власть на Руси VI — первой трети XIII в. СПб., 2003; Янин В. Л. Новгородские посадники. 2-е изд., испр. и доп. М., 2003 (1-е изд.: М., 1962); Горский А. А. Русь. От славянского расселения до Московского царства. М, 2004; Янин В. Л. Средневековый Новгород: Очерки археологии и истории. М., 2004; Цукерман К. Два этапа формирования Древнерусского государства // Славяноведение. 2001. № 4; История русского искусства. Т. 1—2 / Под ред. А. И. Комеча. М., 2007-2014; Алексеев Л. В. Западные земли домонгольской Руси. Очерки истории, археологии, культуры. В 2-х кн. М., 2006; Горский А. А., Кучкин В. А., Лукин П. В., Стефанович П. С. Древняя Русь: Очерки политического и социального строя. М., 2008; Милютенко Н. И. Святой равноапостольный князь Владимир и крещение Руси: Древнейшие источники. СПб., 2008; Голочко П. П. Кшв i Русь. Кшв, 2008; Ярослав Мудрый и его эпоха / Отв. ред. И. Н. Данилевский, Е. А. Мельникова. М., 2008; Назаренко А. В. Древняя Русь и славяне (историко-филологические исследования). М., 2009; Мельникова Е.А. Древняя Русь и Скандинавия. М., 2011; Пашуто В. Т. Русь. Прибалтика. Папство. Избранные статьи. М., 2011; Русь IX—X вв. Археологическая панорама / Отв. ред. Н. А. Макаров. М., 2012; Петру хин В. Я. Русь в IX-X веках. М., 2013.

Рубрика: