Прага: памятники города

Памятники, мемориальные доски... Одна из форм, которой история вписала себя в память города. Имена известных великанов истории и в то же время имена сотен неизвестных бойцов, которые умирали в стенах этого города еще тридцать пять лет назад, в последние годы второй мировой войны. А также своеобразная галерея скульптур на площадях и в садах, которыми напоминают о себе выдающиеся мастера прежде всего двух минувших столетий.

Если бы мы хотели обойти все эти места, то нам предстоял бы многочасовой марш. Но нам ничто не мешает предпринять такую прогулку хотя бы на страницах нашей книги; только вы не пытайтесь обойти все эти места сразу, в один прием!

Откуда начать? Пожалуй, от Национального памятника на Виткове, где на протяжении десяти лет начиная с 1928 года выросло действительно монументальное здание из блоков, облицованное гранитом. Здесь, на вершине холма, где произошла первая крупная битва гуситов с объединенными войсками крестоносцев, спит вечным сном неизвестный солдат, останки которого были перенесены сюда с поля боя у Дукельского перевала. Величественные залы мемориала напоминают нам давние и не столь давние боевые традиции, тревожную историю страны. Достаточно взглянуть на список географических названий на окнах мемориала, чтобы понять многое. Это Тахов и Домажлице, рядом с Дуклой и Румбурком или Котором, местами военных бунтов во время первой мировой войны, Соколово, Лидице и Освенцим, а далее названия городов, где умирали рабочие, участники демонстраций протеста между двумя войнами, — Кромпахи, Радотин, Мост... А в холодных мраморных залах — мемориальные доски, урны с прахом и останки тех, кто боролся за более справедливый социальный строй в стране. Президенты Клемент Готвальд и Антонин Запотоцкий, мемориальная доска Яна Швермы, урны с прахом С. К. Неймана, Ивана Ольбрахта, Йозефа Гакена, Богумира Шмераля... И останки неизвестного советского солдата, одного из десятков тысяч тех, кто погиб на территории нашего государства в последние месяцы своего столь длинного боевого пути. А перед зданием мемориала возвышается конная статуя Яна Жижки, который в 1420 году возвращался с этого холма в пражские укрепления как победитель. Создатель монументального бронзового памятника — Богумил Кафка.

Итак, отправимся в путешествие по Праге. Следующую остановку мы, бесспорно, сделаем у памятника Яну Гусу, открытого на Староместской площади в разгар первой мировой войны, в 1915 году, ровно пятьсот лет спустя со дня, когда был сожжен великий реформатор. В этом выдающемся произведении скульптора Ладислава Шалоуна фигура Гуса выступает из тяжелой массы бронзы как символ великой эпохи нашего народа. Группа гуситов и фигуры, символизирующие послебелогорских эмигрантов, представляют собой два контраста, которые в истории разделены двумя столетиями. Вершина и падение... Когда-то за памятником стояла марианская колонна с четырьмя ангелами, воздвигнутая здесь императором Фердинандом III в 1650 году в честь Вестфальского мира, которым закончилась тридцатилетняя война. Эту колонну, возможно, первую в таком роде в Центральной Европе, создал Ян Йиржи Бендл. Ликующие толпы в 1918 году, однако, разрушили ее как символ власти рухнувшей Габсбургской империи.

Если мы направимся к Карлову мосту, то мы увидим на Кржижовницкой площади железную статую Карла IV, произведение дрезденского скульптора А. Генела; он создал ее в 1848 году к пятисотой годовщине основания Пражского университета. Статуя дополнена аллегорическими фигурами, символизирующими факультеты университета. Через площадь Красноармейцев (где у реки стоит бронзовый Йозеф Манес) мы направимся в Хотковы сады, к романтическому памятнику писателю Юлиусу Зейеру в форме пещеры. Неподалеку, у виллы Билека, стоит памятник Коменскому, скульптурная группа — Коменский прощается с родиной (скульптура Франтишека Билека).

В Пражском граде наше внимание прежде всего привлечет старая статуя св. Йиржи (Георгия). Во время коронации Максимилиана II на эту скульптуру забрались любопытные, вероятно, чтобы лучше видеть проходящий во дворе Града турнир. Статуя, не выдержав тяжести, рухнула, и ее пришлось отдать на реставрацию придворным мастерам литейного дела (в 1562 году).

По Нерудовой улице мы попадем на Уезд, в места, где во дворе бывшего Михнова дворца стоит статуя основателя «Сокола» д-ра Тырша. А Петршин скрывает несколько скульптур сразу: это статуи К. Г. Махи, Яна Неруды, Витезслава Новака, Фердинанда Лауба, Йозефа В. Мысльбека. В бывшем саду Кинского, который является продолжением Петршинских садов на смиховских склонах, мы обнаружим статую известной актрисы Ганы Квапиловой (автор — Ян Штурса), созданную в 1913 году. В зелени Петршинских склонов на площади Советских танкистов застыл танк с номером 23, один из длинной колонны бронированных машин, которые 9 мая 1945 года ворвались на окраину нашей столицы, принеся ей свободу.

На другой стороне моста Палацкого можно увидеть скульптуру историка Франтишека Палацкого, одну из самых оригинальных пражских скульптурных групп, созданную в первом десятилетии нашего века Станиславом Сухардой. Во время немецкой оккупации памятник был разрушен. Однако его спас управляющий конюшней почтовых лошадей: он отвез разобранный памятник в тупик и сразу же перегородил его. Памятник вскоре зарос бурьяном и, сколь это ни покажется невероятным, пробыл в этом не слишком замаскированном укрытии эти грозные годы...

Карлову площадь украшают несколько скульптур: тут стоит памятник Элишке Красногорской (автор В. Вобишова) и Каролине Светлой (автор Г. Зоула); скульптура Богуслава Шнирха (1881 год) напоминает о Витезславе Галеке. Последняя скульптура — это памятник Бенедикту Рёзлу, выдающемуся ботанику, который во многих дворянских замках работал как садовник. Работал он и в Бельгии, и в России, путешествовал по Америке, стал собирателем орхидей и основателем плантаций хлопчатника. Неподалеку отсюда, на площади Юнгманна, мы увидим бронзовую статую этого будителя эпохи Возрождения (автор — Л. Шимек). Памятник стоит на этом месте уже с 1878 года.

На Вацлавской площади доминирует св. Вацлав, великолепное творение скульптора Мысльбека; великий художник работал над этой скульптурой 36 лет. Почетный эскорт князя составляют фигуры покровителей земли чешской: Людмилы, Анежки, Прокопа и Войтеха. Впрочем, этот памятник отнюдь не первая конная статуя князя Вацлава, которая находится на Вацлавской площади. Первым произведением этого типа был памятник, созданный Я. И. Бендлом в 1680 году, впрочем, та скульптура была установлена на Конном рынке, на пересечении площади с Индржишской и Водичковой улицами. Позже статую перенесли на Вышеград.

В сквере над Национальным музеем можно увидеть статую великой актрисы Отилии Скленаржовой-Малой, созданную Ладиславом Шалоуном. В садах Сватоплука Чеха — скульптуру этого поэта, созданную в 1924 году ваятелем Яном Штурсой.

Прогулка заканчивается, а мы еще не исчерпали весь список скульптур, находящихся на территории столицы. Мы не посетили ни памятник Йозефа Добровского на Кампе, ни памятник двадцати солдатам, погибшим при спасательных работах на Влтаве во время большого наводнения 1890 года. Он стоит в парке перед карлинским Инвалидным домом. Статуя Карела Гавличека Боровского украшает Гавличкову площадь на Жижкове.

Своеобразными галереями скульптуры под открытым небом стали и пражские кладбища. Немые свидетели былой славы, воспоминания о прошлых поколениях, которые время оценило по-своему... Помпезные памятники «унтер-офицеров запаса», «банковских служащих», «владельцев крупных колбасных предприятий», «владельцев недвижимости» напоминают о временах, когда чешская буржуазия всеми силами и любыми средствами рвалась к власти.

А рядом могилы тех, кто воспротивился политике германизации, проводимой австрийской монархией, тех, кто помогал создавать современную чешскую культуру. Поэты, писатели, композиторы, революционеры 1848 года, пионеры чешской науки и техники, художники и артисты. Скольких из них мы вспомнили на Ольшанах, не говоря уже о Вышеградском кладбище! Кладбища стали в Праге и своего рода культурно-художественным собранием ампирной кладбищенской скульптуры и надгробий эпохи романтизма.

Классическим образцом такой скульптуры является Малостранское кладбище у Бертрамки, которое со временем превратилось в Моцартовы сады. Кладбище было основано во время эпидемии чумы в 1630 году; позднее, когда Иосиф II запретил хоронить в пределах города, это кладбище с 1786 года стало местом погребения жителей Малой Страны. В прошлом веке (с 1884 года) тут перестали хоронить вообще.

Не стоит забывать, что в конце XVIII века кончается расцвет барокко; габсбургский монарх централизует всю административную власть австрийской монархии в Вене. Прага все более и более становится второстепенным провинциальным городом. А поэтому пражские скульпторы, не получая официальных заказов, находят применение для воплощения творческих замыслов в этих своеобразных галереях, на пражских кладбищах, где среди зелени сохранились удивительные памятники, превосходные творения скульптурных мастерских, которые продолжали существовать в Праге и после периода наивысшего расцвета нашей барочной скульптуры.

Наиболее значительной галереей этого типа являются Ольшанские кладбища. Мы найдем здесь плиты с модным ампирным орнаментом, с романтическими символами смерти и вечного сна, тонко вытесанные рельефы античных ваз, неотъемлемое наследство ампира; но увидим и цветы с надломленными стеблями, с которых улетает где пчела, а где бабочка, символизирующие душу умершего. И разумеется, фигуральные скульптурные группы, на которых стоят подписи даже таких мастеров резца, как Вацлав Прахнер, скульпторов из мастерской семьи Платцеров, братьев Максов, а в более поздний период — Мысльбека, Шнирха, Сухарды, Шалоуна, Штурсы и Билека. Упомянем, пожалуй, и небольшой барочный костел св. Роха и св. Розалии — здание, которое построил на Ольшанах большой мастер барокко архитектор Я. Крштител Матей.

На Ольшанском кладбище воздвигнут памятник и находятся могилы 436 советских солдат и офицеров войск I Украинского фронта, которые пали в боях за нашу столицу в последние дни второй мировой войны. Здесь же находится кладбище бойцов пражских баррикад незабываемого мая 1945 года, а также и ампировый памятник русским солдатам, которые получили ранения в битвах с войсками Наполеона под Дрезденом и Хлумцом в 1813 году и умерли в Праге. Небезынтересно, что надпись на памятнике вышла из-под пера Йозефа Добровского.

На старинном кладбище на Вышеграде даже иностранные гости Праги ориентируются довольно просто. Здесь мы найдем могилу Вацлава Ганки, автора «Рукописи зеленогорской и краледворской», могилы Зденека Фибиха и Карела Гинека Махи, останки которого были перевезены сюда из Литомержиц лишь в самый канун войны, в 1939 году, в начале нацистского протектората. Длинными рядами стоят на Вышеградском кладбище небольшие памятники с великими, славными именами: естествоиспытатель Ян Евангелист Пуркине, виртуоз Фр. Ондржичек, историк и писатель Иозеф Сватек, композитор Бедржих Сметана, писатель Вацлав Бенеш Тршебизский, ботаник Пресл, художник Карел Пуркине, писатели Вожена Немцова, Адольф Гейдик и Ян Неруда, художник Микулаш Алеш, писатель Карел Чапек, композитор Антонин Дворжак, писатель Сватоплук Чех и путешественник Йозеф Вацлав Фрич. А из времен, более близких нам, — Ольга Шайнпфлугова, Франтишек Грубин...

Венцом Вышеградского кладбища является так называемый Славин, воздвигнутый после 1889 года как общий мавзолей самых выдающихся деятелей нашей страны. С той поры здесь было похоронено 35 мужчин и женщин. Это — историк В. В. Томек, Юлиус Зейер, археолог Пич, писательница Ружена Свободова, Йозеф Вацлав Сладек и Йозеф Мысльбек, оперная певица Эма Дестинова, скульптор Штурса, архитектор Камил Гилберт, который завершил строительство кафедрального собора св. Вита, большой мастер сецессии Альфонс Муха, изобретатель Франтишек Крижек, незабываемый скрипач-виртуоз Ян Кубелик, скульптор Богумил Кафка, который украсил Витков колоссальной статуей Яна Жижки, поэт Йозеф Гора, художник Шпала, поэт Карел Томан, скульптор Ладислав Шалоун, писательница Мария Пуйманова, Э. Ф. Буриан... Общий памятник со скульптурой гения Отчизны и с аллегорическими фигурами, символизирующими Отчизну скорбящую и Отчизну победоносную, украшен текстом:

«Пусть они умерли, они продолжают говорить».

И наконец, нельзя не упомянуть старое еврейское кладбище, вероятно самое примечательное из еврейских кладбищ мира. Стоит напомнить, что здесь хоронили с первой половины XII века до 1787 года и что за этот период на кладбище скопилось около 20 тысяч надгробий, которые как комплекс представляют собой уникальную ценность. В стену вмуровано несколько готических плит — некоторые из них относятся к XIV столетию; одно из старейших надгробий относится к 1439 году.

Надгробные камни украшены рядом символов, напоминающих либо о достоинствах, либо об имени усопших. Например, символ грозди, вытесанной на надгробии, говорит о плодовитости и мудрости, ножницы — символ портного, ступка — аптекаря, пинцет — врача...

Удивительным, необычным кладбищем стала Пинкасова синагога на краю еврейского кладбища. Это здание, которое является, пожалуй, старейшей из пражских синагог, было превращено в памятник жертвам нацистских репрессий. Одно имя возле другого — 77 297 имен тех, чей прах нацисты развеяли по всему свету. А здесь осталась лишь скорбная «стена стенаний», озаренная светом свечей, масса имен, потрясающее свидетельство истории.

Прага. Редактор Т.А. Ольсевич, Составители И.А. Черкасов, М.Н. Кузьмин и Ю.И. Ритчик. М., 1981, с. 268-271.

Рубрика: